Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Заметки неэкономиста

Фельетон.

Каждый, кому сколько нибудь известны разорительные условия частного займа денег, в особенности в местах постоянной оседлости евреев, вероятно, вполне разделяет мнение о необходимости учреждения в губерниях правильных кредитных установлений, а потому с удовольствием прочел - в №279 С. Петербургских Ведомостей об утверждении проекта Тверского Земского Банка Коммисиею о земских банках, занятия которой впредь будут идти еще поспешнее.

Таким образом можно надеяться, что в непродолжительном времени классу землевладельцев откроется правильный, нимало неотяготительный кредит.

Учреждение подобных городских кредитных установлений, в особенности в тех городах, в которых торговля сосредоточена исключительно в руках евреев, - было-бы еще благодетельнее для городских жителей, приобретающих покупкою все предметы потребления от евреев, из которых, по крайней мере, девять десятых торгуют на чужие деньги, платя огромные проценты, вошедшие очень справедливо в пословицу.

Чтобы не распространяться о деяниях какого-нибудь ростовщика-скряги, обыкновенно говоря »дерет, Иуда, жидовские проценты.« Из пословицы этой не следует, однакоже, заключать, что только жиды дерут жидовские проценты: нередко встречаются християне, которые могут дать полезный урок даже евреям в умении наживать деньги.

Для убеждения в необходимости учреждения местных кредитных установлений в городах, мы приведем один из бессчисленных случаев, доказывающий крайнее безденежье городских жителей, дающее возможность капиталистам - мы понимаем здесь капитал относительно - драть жидовские проценты.

В 1857 году, в уездном городе одной Западной губернии, умер отставной Коллежский Ассесор К. Всех наследников на лицо не было, а потому полиция приступила к описи имущества умершего.

Описав вещи в комнатах и кухне, городничий с свидетелями намерены были идти для той же цели в амбары, сараи и другие надворные строения, но заметив близ печки в кухне дверь, городничий обратясь к находившейся при описи вдове Коллежской Ассесорше, спросил ее: куда ведет эта дверь? - в банк, - отвечала ему, несколько смутившись, вдова. Городничий только за несколько дней до описываемого случая вступил в должность и, не зная местных особенностей, полагал, что старушка, уступая природной веселости, забывши горе, - отпустила каламбур, желая, однакоже, аккуратно исполнить свою обязанность, просил отпереть дверь.

Дверь была немедленно отперта, и городничий вошел в довольно просторную комнату, в которой у одной стены стояли стол, покрытый замаслянными тетрадями и несколько жалких стульев, у другой - сундук с огромными висячим и внутренним замками.

Развернув книги, городничий увидел нечто в роде алфавитных списков, с тою разницею, что против каждой фамилии находились графы для рублей и копеек, а над фамилиями красовались иероглифы, при внимательном рассмотрении оказавшиеся уродливыми надписями на русском, польском и еврейском языках.

В сундуке хранились: мелкие депозитные билеты, серебрянная и медная монета - тысячи на три руб. серебром - и множество еврейских росписок на клочках бумаги.

За смертию Коллежского Ассесора-банкира формального следствия не производилось, но городничий, частным образом, узнал следующее: Коллежский Ассесор К. приехал в уездный город С… лет за семь перед смертию, купил там дом и поселился на вечные времена. У К. было в то время около семи тысяч руб. серебром. Евреи, чутьем проведав богача, начали осаждать его просьбами одолжить в займы денег на условиях, какие сам предложит.

Снисходя убедительной просьбе, К. предложил такие условия:

1) В одни руки он будет давать от 1 до 50 руб. за поручительством двух, заслуживающих доверия, домохозяев и под ответственностью всех должников евреев.

2) Фамилия должника и взятая им сумма вносятся в книгу, в которой обязан расписаться получатель, кроме того он должен выдать особую росписку.

3) Взятая сумма уплачивается еженедельно, в продолжении определенного времени, по следующему расчету: Взявший 50 руб. должен вносить в течении года всякую неделю по понедельникам 2 руб., если желает уплатить в 6 месяцев, то вносит еженедельно по 4 руб.; взявший 25 руб. вносит еженедельно, в продолжении года, по вторникам, 1 руб., желающий уплатить в полгода вносит 2 руб. в неделю; взявший 15 руб. вносит еженедельно по средам, в продолжение года, 60 коп. - в продолжении полугода 1 руб. 20 к.; взявший 10 руб. платит еженедельно, по четвергам, в продолжении года, 40 коп, в продолжении полугода 80 коп.; взявший 5 руб. вносит еженедельно по пятницам в продолжении года 20 коп., в продолжении полугода 40 коп.; взявший 1 руб. обязан уплатить долг непременно в два месяца, внося еженедельно, по воскресеньям, 15 коп.

4) Каждая уплата записывается в книгу самим должником.

5) Определенная еженедельная плата процентов и части капитала должна непременно вноситься в назначенные сроки, если-же должник наличных денег не имеет, то может занять необходимую для взноса сумму в Банке, записав ее особою статьею, с обязанностью уплачивать на общем основании.

6) Неисправный должник навсегда лишается кредита; должная им сумма взыскивается с поручителей, или всех должников евреев, которым выдается росписка банкрота и вместе с тем передается право делать с ним, что хотят.

и 7) Так как банк учреждается без разрешения начальства, то о существовании его никто, кроме местных евреев, не должен знать, в чем они обязаны дать обещание под хейремом.

Предложенный устав банка был единодушно одобрен евреями, ссуда денег началась немедленно и продолжалась постоянно по день смерти г. К.

В течении шести лет деньги Коллежского Ассесора-банкира обращались беспрестанно, устав банка исполнялся в точности, потому что евреи считали это импровизированное кредитное установление самым благодетельным и, хотя им хорошо известно, что г. К. из семи тысяч сделал более семидесяти, но они по настоящее время с глубокою горестию вспоминают о кончине доброго пана и о его банке.

Проживающие в городах и местечках денежные люди, если захотят, всегда могут найти случай обращать свои капиталы подобно г. К. Евреи, занимающиеся торгашеством, которое в различие от торговли в западных и литовских губерниях, - называется гандлем, охотно разберут деньги и будут платить жидовские проценты, потому что выручат их вдвое и более с покупателей. Таким образом плата жидовских процентов ростовщикам всею своею разорительною тяжестию падает на неторгующий, вернее-же сказать, на непроизводительный класс городских жителей, который состоит исключительно из чиновников, получающих определенное, весьма ограниченное содержание.

Нас, быть может, спросят, почему-же именно чиновники более других терпят от жидовских процентов? - Вот почему. В городах обыкновенно живут: несколько семейств помещиков, чиновники, домовладельцы, купцы, мелкие торговцы-мещане, мещане, занимающиеся хлебопашеством и огородничеством, ремесленники, рабочие разного рода и дворовая прислуга. О войсках мы не говорим, потому что военные офицеры получают квартиру, прислугу, отопление и освещение даром, а нижние чины пользуются от казны всем содержанием.

С возвышением цен на квартиры, хлеб, мясо, дрова, прислугу, одежду, обувь и прочее помещик возвышает цены на сельские произведения, домовладелец на квартиры, купец и торгаш на товары, ремесленник и рабочий за труд, прислуга тоже, Бог знает за что требует прибавки жалования, только одни чиновники платят всем и за все дороже, не имея ровно никаких законных источников к покрытию излишних расходов, проистекающих от возвышения цен на жизненные потребности.

Забрав вперед за полмесяца жалованье, мелкий чиновник может только мечтать о кредите; но мечты эти никогда не осуществятся. Казначей больше не дает ни гроша, ростовщик тем более не поверит, зная, что у чиновника кроме необходимого платья - ничего нет, а на чиновничье жалованье расчитывать нельзя, потому что бедняка-чиновника, того и гляди выгонят из службы по известным ближайшему начальству причинам. В таком безвыходном положении чиновник, чтобы не умереть с голоду и не уморить жену и детей, закладывает все без чего можно прикрыть грешное тело и явиться на службу в приличной форме.

Неужели сказанное нами не известно гг. экономистам и передовым людям, которые до сих пор предлагают только фантастические, нисколько неприменимые к действительной жизни средства, для улучшения быта гражданских чиновников? Вместо того, чтобы парить на крыльях фантазии, не лучше-ли подумать: каким образом облегчить плачевное существование бедных чиновников при теперешнем их составе и содержании, помимо предложений перейти в ремесленники, не зная никакого ремесла, не лучше ли поискать средства к доставлению чиновникам неотяготительного, доступного кредита, не лучше ли развить, мимоходом брошенную г. Тернером (*), идею о введении у нас системы акциденции, т. е. законные денежные сборы, взымаемые служащими с лиц, нуждающихся в их формальной деятельности при исполнении известных дел. Система эта уже применена к деятельности С. Петербургской Городской Полиции, следовательно признана удобною и полезною. Почему-же никто из передовых людей не возьмет на себя труда, доказать необходимость повсеместного введения системы акциденций? Подобный труд, без сомнения, принес бы гораздо более пользы и обществу и чиновникам, чем дидактические рассуждения, удовлетворяющие только самолюбие пишуших различные »советы« и »наставления«, неприменимые к практической жизни.

А. Матов.

Минск.

7 Января 1861 года.

(*) Библиотека для чтения за апрель 1860 года стр. 30-36 Современ. летопись.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua