Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Политическое обозрение

Умы в Европе переходят периодически от надежды на сохранение мира к опасениям близкой войны и от опасений к успокоительным надеждам. Среди таких переходов публичного мнения, немцы сохраняют неизменное убеждение, что все течение настоящих событий клонится ко вреду Германии. С недоверием следят они за Франциею; в Италии, в нынешнем движении Турецких провинций везде усматривают они руку французского правительства, которое проводит планы гибельные для самостоятельности Германии.

Лучшим оплотом против опасностей немцы считают преобразование Германского союза. Вопрос об этом преобразовании называют немецким вопросом.

При всем разнообразии мнений, относительно начал, на которых должно-бы совершиться политическое преобразование Германии, явственно различаются две партии, представляющие два главные взгляда и два направления: Grossdeutsche - партия велико-немецкая и Kleindeutsche - партия мало, или пожалуй, мелко немецкая.

Велико-немецкая партия находит своих поборников в Австрии, в Аугсбурге и вообще в южной Германии. Немецкое национальное общество и почти вся либеральная журналистика, а именно Пруссия, представляют так называемую мало немецкую партию. Обе желают дать политическому союзу немецких государств более единства и крепости и связать их в крепкое политическое тело; но пределы и характер политического единства для той и другой партии различны. Grossdeutsche требуют, чтобы союз обнимал все Германские владения, включая сюда и те, которые не вошли в состав Германского союза. Klein deutsche готова бы ограничиться союзом государств действительно немецких; ее упрекают даже в стремлении исключить из союза Австрию. Grossdeutsche представляют Германский союз в виде федерации и настаивают на аутономию отдельных государств; Kleindeutsche напротив хотели бы по возможности большого сосредоточия политических сил и ротоборствуют в пользу Прусской супрематии.

Немецкий вопрос поднимается всякий раз, как только возникает какая-либо опасность; с минованием опасности он затихнет без всяких последствий. Доселе он, можно сказать, двигается все еще в области чисто теоретической, в спорах газетных, в брошюрах, или же в прениях палат. Только 1848 год представляет покушение к практическому его разрешению. Нет сомнения, что и надолго еще он останется чисто теоретическим вопросом.

В настоящее время заметно однакож стремление согласить и примирить две резко противуположные партии. Donauzeutung в одной из своих статей разбирает вновь вышедшую по сему вопросу брошюру, которая считает такое соглашение возможным и представляет для сего следующую программу.

1) Германский союз остается в настоящих его пределах. Части Австрии и Пруссии, не входящие в состав союза, не могут быть приняты в союз без их на то согласия. Но если который либо из членов союза подвергнется нападению в провинциях, которые не входят в состав союза, и принужден будет для обороны своих прав употребить в дело свои союзные войска или их часть, то союз обязан оказывать необходимое пособие, как скоро будет признано, что интересы Германии требуют дабы провинция, подвергнувшаяся нападению, оставалась во владении члена союза. Сейм решает присем, следует ли, чтобы член, которому оказывается помощь, уплатил за это известное вознаграждение.

2) Все союзные государства содержат общий военный флот. Издержки раскладываются на государства пропорционально их населению. Вопросы, сюда относящиеся, ведаются комиссиею из уполномоченных от союзных государств. Уполномоченным усвоивается более или менее голосов, смотря по важности представляемых ими государств. Австрия и Пруссия попеременно председательствуют в комиссии. Дела решаются большинством. Годичные бюджеты по флоту должны быть представляемы на одобрение комитету, составленному из депутатов от палат союзных государств, или из уполномоченных, избираемых прямо от народа.

3) Пруссия, государства второстепенные и третьестепенные, образуют особую ассоциацию для содержания общей военной силы и для общего представительства в делах заграничных. Вопросы, сюда касающиеся, ведаются также комиссией, как и дело относительно флота, но председательство здесь принадлежит уполномоченному Пруссии. Дипломатические агенты и консулы, а равно начальствующие войсками назначаются по предложениям председателя. Бюджет по этой статье распределяется и утверждается таким же порядком, как и бюджет на содержание общего флота.

4) Союз не вправе мешаться во внутренние дела государств, и именно в вопросы относительно развития либеральных установлений. Все распоряжения этого рода, сделанные доселе сеймом, отменяются.

5) Для разрешения споров между союзными государствами учреждается союзный суд. Члены суда назначаются наполовину от правительств и от народа.

6) В случае важных столкновений, требующих вмешательства союза, или когда дело идет о введении в различных государствах однообразных учреждений, сейм подкрепляется комитетом, назначенным для одобрения союзных бюджетов и составленным из депутатов от немецких палат. Уполномоченные, высылаемые на сейм, должны быть снабжены надлежащими уполномочиями, так чтобы при решении дел на сейме они не имели надобности каждый раз обращаться к кабинетам за особыми специальными инструкциями. Сейм решает дела большинством.

Без всякого сомнения проект подвинет немецкий вопрос вперед немного. Подобно прежним попыткам к тому, он тоже по всей вероятности останется без последствий. В какой мере Германские правительства готовы к взаимным уступкам, достаточно показывают недавние совещания Прусских и Австрийских коммиссаров в Берлине относительно военной организации союза. Совещания эти прекратились без всяких результатов.

Утверждают, что между Англиею и Пруссиею с некоторого времени идет деятельная переписка относительно Шлезвиг-Голштинского вопроса. Англия обвиняет Пруссия в несогласии между Даниею и Голштиниею. Лорд Руссель обещал южной палате предъявить часть этой переписки. Он высказал при этом, что внешние недоразумения возбуждены народными собраниями в Германии, которые требуют присоединения Шлезвига, надобно Голштинии, к союзно-германским землям. Английские министериальные газеты продолжают повторять, что главная причина теперишних споров с Даниею заключается в желании Пруссии завладеть удобными портами, которые находятся в руках Дании.

Как бы то ни было, Голштинская палата отвергла преимущественные предложения Датского правительства. Уступкам, сделанным кабинетом, она не дает никакой важности, доколе не будет ей предоставлено право рассмотрения и одобрения бюджета во всей его целости, до тех же пор оно не перестанет просить Германский сейм о защите. Дания в свою очередь неоднократно объявляла уже, что все возможные с ее стороны уступки сделаны и все средства к примирению истощены. Неудивительно после этого, если агентство Рейтера извещает, что в Копенгагене делаются военные приготовления.

Несмотря на этот видимый разрыв и на военные приготовления, нельзя думать, чтобы дело дошло до войны. Сама Дания никогда не выступит первая, а чтобы германский союз приступил к военным мерам, надобно прежде подвергнуть Голштинский вопрос снова обсуждению сейма и соблюсти разные формальности, сопряженные со многими отстрочками и медленностью. До того времени обстоятельства могут во многом перемениться.

Турция выслала особую эскадру в Адриатическое море. В Константинополе велено иностранных уполномоченных разослать от порты меморандум, в котором объявляется блокада берегов Албании от Дураццо до Австрийской границы. Блокаду положено начать с 1-го апреля.

Туринское правительство со своей стороны сосредотачивает свой флот у Анконы. Она-же имеет крейсировать по Адриатическому морю. Эту меру объясняют следующим образом. Австрия, говорят, желала найти предлог к начатию войны с Италиею, не принимая на себя вида зачинщика. Кабинет графа Кавура имеет будто-бы в руках доказательства, что Австрийцы сами стараются организовать экспедицию мнимых Гарибальдистов для высадки на Турецких берегах. Итальянский флот собирается у Анконы, чтобы парализовать эти интриги. Ему отдано приказание не допускать никакой экспедиции с Итальянского берега.

В Неаполе открыт обширный заговор в пользу Бурбонов. По этому случаю, рассказывается в газетах, Кавур отправил в Париж ноту, в которой доказывает настоятельную необходимость вывести французский гарнизон из Рима. Франциск ІІ, бывший король неаполитанский, поддерживает реакционные волнения, недопускающие установления правильного порядка в южной Италии.

(J. de St. P. C. П. B. G. P.) В. Н.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua