Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Еврей о голосах киевлян

Amicus Puzrinius - sed magis amica veritas!

Одна старая пословица.

Всякая новизна приходит к нам с запада. Забавник, ей-ей, этот запад: он делает из нас все, что ему угодно! Вздумается ему устроить электро-магнитные телеграфы, - мы тотчас, из подражания ему, начинаем колотить наших слуг… Вздумается ему устроить у себя подземную железную дорогу, - мы сию минуту бросаемся подражать ему и составляем комитет для окончания мостовых в Киеве, которые никогда не будут окончены… Вздумалось, например, Лагероньеру написать брошюру о Европе и Папстве, тотчас-же это произведение политического ума нашло у нас отклик: г. н. напечатал в № 29 Киевского Телеграфа статейку под мистическим заглавием Голоса Киевлян (???) о Евреях. Конечно, эта статейка и брошюра Лагероньера не имеют между собою ничего общего ни по таланту авторов, ни по важности сюжетов; но сходствуют между собою однакож в том, что обе писаны по заказу и обе расходятся с правдою… Разница только в том, что брошюра Лагероньера не во всем говорит правду, а статейка г. н. проповедует во всем «неправду».

И подумаеш только: о каких новостях можно иногда узнать из подобной статейки! Просто - благодать! В этом отношении ни одна, даже самая оффициальная газета под луною не в состоянии заменить статейку г. н.! И не удивительно: газеты доносят о том только, что случилось, а статейка г. н. поет о том, что и не думало случиться, так что крепко хочется повторить известный стих: «Послушай, ври, да знай-же меру!» Для примера возьмем некоторые места на выдержку…

«Мы уверены», говорит выше часто упомянутая статейка «, что такие благородные чувства отозвутся в сердцах многих (??), тем более (??), что еще до обнародования этого предложения Гг. З. Б. Пузрин и И. Я. Герман, как нам (кому?) известно в Петербурге, Москве и Киеве по нескольку (ой-ой-ой) стипендиятов». Пять лет уж живем мы в кругу студентов-евреев университета св. Владимира и никогда не слыхали ни об одном подобном стипендияте! Мы имеем удовольствие пользоваться хорошим знакомством с Г. Германом и никогда не слыхали мы от него, что он имеет здесь или в столицах стипендиятов!! Мало того, мы положительно и достоверно знаем, что г. Пузрин никогда и нигде стипендиятов не имел! Будущность же в руке Господней: так за будущее мы ручаться не можем! О будущем могут рассуждать пророки или идиоты, если верить еврейской народной пословице, что идиот - это полупророк…Но в отношении к настоящему мы считаем себя в праве полагать, что г. н. не должен обижаться, если осмелимся отнести его остроумную басенку о нескольких стипендиятах к разряду тех истин, которые в энциклопедических словарях помещаются в графе «ложь».

«Студенты», говорит далее остроумный г. н. «находят в евреях, живущих в Киеве, опору и надежное орудие (?) к уничтожению преграды, мешавшей так долго примирению старого поколения с новым». Не понимаем, право, как это так? В каком это отношении студенты нашли в проживающих здесь евреях опору, орудие и пр.? Неужели в том, что одни из этих евреев приобретают почетное гражданство или протежируют цадиков, другие берут деньги из банка по открытому ими perpetuum mobile, называемом векселями, третьи пользуются минеральными водами или двусмысленною репутациею?… Как вам угодно, но мы, по нашему скромному уразумению, во всех этих подвигах не находим ничего такого, что могло-бы повести к подобному примирению! Это может повести разве к одному, появлению статеек, подобных той, о которой речь идет; но, согласитесь, - это еще не очень великое приобретение! Этакие статьи ничуть не подвинут вперед дело примирения старого поколения с новым…

«Евреи мало-помалуприучаются сознавать святую (?) обязанность (какую) возложенную (кем) на их образовывающихся (что это за слово? О, грамматика, где ты?!) собратов, дружески протягивают им руку и т. д.» - О, г. н.! С чего вы это взяли? Кто вам это сказал? Или это произведение вашей пылкой поэтической фантазии? Скажите (заклинаем вас именем некоторых грамматических ошибок в вашей последней во всех отношениях статье); чего ради пускаетесь вы на подобные выходки, которым может поверить только человек, одержимый хроническим тупоумием? Quousque tandem будем мы обманывать себя и других? Quousque tandem будем мы писать безграмотные статейки?

«Мы сами», продолжает остроумный г. н., «были свидетелями тому, с каким участием (?) г. З. Б. Пузрин в продолжении каких-нибудь трех часов собрал сумму в 70 р. с. (какая громадная сумма!) для уплаты следуемых за право слушания лекций денег за двух недостаточных студентов». О! правдолюбивый г. н.! Для какой цели вы затронули подобную неблагозвучную струну? Что тут за геройский подвиг, о котором следует публиковать в газетах? Позвольте вам при этом случае заметить, что все это с ног до головы, - как бы поделикатнее выразиться, неправда! Если вам угодно, то мы готовы назвать вам по фамилии тех господ студентов, которые занимались собиранием этих вдохновивших вас 70 рублей… Эти-же гг. студенты доложили бы вам еще по секрету, что г. З. Б. Пузрин действительно принял в этом деле участие: он дал приехавшим к нему студентам пять или восемь рублей. Зачем-же говорить и говорить еще неправду о деле, о котором следовало-бы вовсе молчать? Зачем все это?

Идем, с позволения вашего, далее…

«Почти в одно-же время с этим вышло в свет малообъемистое (Ради Бога, дайте нам какой-нибудь словарь, чтобы мы могли узнать из какого языка взято это непонятное слово! Дайте нам какую-нибудь всеобщую грамматику, чтобы мы могли справиться, какая это форма? Может быть что оно и хорошо, но мы, увы, ни по чухонски, ни по готтентотски не учились!) произведение. (Какое произведение, начиная с произведений изящных исскуств и вплоть до творений сапожных дел мастерства, бывают очень и очень различные!) одного из наших товарищей, и достойно замечания, как щедро он был вознагражден за свой труд, получив, например, от г. А. Я. Германна 50 р. с. за экземпляр. (А! Так вот оно что! Теперь мы догадываемся, что под словами малообъемное произведение г. н. понимает книжку! Спасибо за намек, а то мы и до выхода в свет, не допусти Господи! следующего малообъемного произведения не знали бы в чем дело!); от г. З. Б. Пузрина 150 р. с., от потом. почет. гражданина Гальперина 25 р. с., от г. Гранова 25 р. с., от г. Копа 25 р. с., от Изр. М. Бродского 3 р. с.» - Зачем вы, о правдолюбивый г. н., представили невинным читателям всю эту вереницу имен и чисел? Что вы хотели этим доказать? Если мы не ошибаемся, то малообъемное произведение вашего товарища было посвящено г. Пузрину; потому и неудивительно, что он заплатил 150 р. с. за удовольствие видеть свое имя на посвятительном листке книги, в которой он мог предполагать бездну хорошого, умного и изящного! Зачем-же говорить о том? Если же вы заговорили уже, то отчего-же вы прошли молчанием имена прочих лиц, участвовавших в этом великом деле? Наприм. в магазине гг. Коца и Ревича, куда принесено было малообъемное произведение, автор тоже получил 6 р. с.; многие другие купцы и лавочники давали по 3, по 2 и по 1 рублю за экземпляр малообъемного произведения… Это несправедливо! Если доставлять честь, то уж доставлять всем, кто заслужил…

Что касается коммерческой части вышеупомянутой статейки и торговых банковых заслуг г. Пузрина, - об этом мы судить не беремся: это для нас, как русская грамматика для вас, г. н., - terra incognita! Мы о том не можем сказать ничего ни pro, ни contra. «Учтено было на 300000 р. с. векселей», говорите вы? Цифра очень привлекательная, нечего сказать; но какая польза от нее миру? Польза для купечества? Польза для банка? Это решат купечество и последствия; наше малообъемистое дело, - пройти эту часть молчанием.

Остается еще спросить об одном: для какой цели написана эта статья?

Попробуем решить этот вопрос…

Вся статья занимает два столбца Киевского Телеграфа и на этом малообъемном пространстве г. н. успел повторить г. Пузрина не менее 10 раз! Вся статья говорит только о гражданской, человеческой и торговой доблести г. Пузрина… Из этого мы можем вывести малообъемное заключение, что вся буря поднята для того, чтобы подкурить г. Пузрину… Пожалуй! Автор мог иметь свое воззрение, свои виды… Мы против этого ничуть: у всякого своя фантазия! Вольному воля, а спасенному рай! - Но видите ли: г. Пузрин в самом деле может быть идеалом человека и гражданина, но зачем ради г. Пузрина расходиться с правдою? Зачем запутывать сюда без нужды название целой корпорации? Зачем трогать имена людей, которых еще никто до сих пор не пытался оскорблять; которые, пожалуй, могут быть недовольны или вернее, не могут быть довольны этакою выходкой? За что-же наказывать кого-нибудь за его-же вежливость и предупредительность?! И все это в угоду г. Пузрину! Воля ваша, г. н.: Александр Македонский был действительно великий человек, но зачем казенные стулья ломать?!

Еще два слова…

С нынешнего числа если бы вы, г. н., написали, что душе вашей угодно; если бы вы написали, что на небе была ярмарка и что малообъемное произведение вашего товарища составляет украшение русской литературы, то и тогда мы не решимся отвечать вам одною буквою: … Скучно, знаете… И скучно, и грустно, и совестно просто читать творенья печатной невзгоды…

Выразив это, мы смеем пребывать с нашим к вам почтением, Вашим, Милостивый государь, малообъемным слугою - Мафусаил Малообъемный.

Киев, в Апреле 1861 года.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua