Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Шеделевская транспортная контора

Фельетон.

Одно из необходимых условий успеха промышленности и торговли составляют хорошие пути сообщения. Но при нашей предприимчивости, верно, нам нескоро суждено достигнуть этого необходимого условия; а за отсутствием его нескоро и нашей промышленности и торговле можно будет развернуться сообразно богатству сельско-хозяйственных предметов нашего края.

Сети железных дорог далеко не покроют нашей обширно и привольно раскинувшейся матушки России, следовательно, далеко не могут удовлетворить потребности и нужде торговых коммуникаций. Нашего края они очень немного заденут. Поэтому нужда во второстепенных, боковых путях сообщений, идущих в подспорье железным дорогам, всегда будет ощутительна. Но улучшить эти второстепенные пути куда как трудно; между тем как потребность в хороших перевозочных сухопутных средствах, быстрых и безостановочных, живо чувствуется уже и теперь, при едва только пробуждающемся духе деятельной промышленности и более верном понимании сельско-хозяйственного назначения России вообще и нашего края в особенности к другим странам Европы. Устроить хорошие пути сообщения мы сказали трудно и почти невозможно до поры до времени за неимением значительного числа капиталистов и предприимчивых, оборотливых, проникнутых коммерческим духом людей. Единственный способ помочь недостатку нашего края в этом отношении и единственное средство составляют упущения перевозочных средств; потому что средства существующие в наличности крайне неудовлетворительные.

Известно, какие у нас существуют в наличности сухопутные перевозочные средства: чумаки, извозчики одноконные и русские троечники. При всей их крайней неудовлетворительности, неудобстве для скорой и оживленной торговли, они все-таки главные и единственные перевозочные средства. И мы так свыклись с ними, что нам горько и тяжело пришлось бы раставаться, если бы для блага нашего края организовалось бы какое-нибудь новое более удобное и более сподручное средство. Для нас кажется немыслимо дать полную отставку или сделать значительное улучшение в организации этих троякого рода извозничьих корпораций. Мы хорошо знаем, что с чумака в случае его неустойки, неисправности и порче перевозимого товару не много возьмем. Волы единственное его имущество; другого обеспечения почти нет. Не многим можно поживиться с одноконных и русских троечных извозчиков, хотя правду сказать последние гораздо исправнее, надежнее и лучше для торговли. Но что же делать, когда извозчики у нас незаменимы и мы по необходимости должны ими и полюбоваться и довольствоваться?

К этим трем корпорациям извозчиков присоединилась и четвертая «транспортная компания». Своею организациею, своею целию, заданною самой себе, она по видимому хотела устранить главные недостатки прежних корпораций, предлагая публике гораздо большее обеспечение и обещая ей более акуратный способ доставки. Но на деле много ли выигрыша приобрела торговля и много ли хорошего в ней, как новом перевозочном средстве? Ускоряет ли оно перевозку грузов? Удовлетворяет ли общей потребности и своему назначению и принятым ею обязательствам?

Мы не берем на себя труда решать эти вопросы общим образом, приписывая те же неисправности в исполнении более или менее точном и строгом и другим транспортным конторам, какие существуют у нас в Киеве, в Шеделевской транспортной конторе. Мы отвечаем только общим образом, имея в виду нашего г. Шеделя больше, чем других.

Мы уверены, что транспортные конторы доставили бы громадные выгоды для нашего края, и обнаруживающего в большей степени чем прежде промышленный дух, если бы заправители контор были по энергичнее, с духом предприимчивости и некоторого рода риска. Но, к несчастию, эти заправители - народ практический особого рода, и предприимчивый, если хотите, но только там, где можно рассчитывать наверняка, и где никто не мешает принять за руководство еврейский копеечный расчет. На транспортную контору они также смотрят, как и на всякое другое спекуляторское дело. Поэтому нет ничего мудреного и удивительного, если они не заботятся о публике, о приобретении ее доверия; впрочем, это уж слишком много сказано в пользу заправителей контор транспортов: они просто не чувствуют и не сознают в этом особенной нужды. Г. Шедель, как нельзя больше своими действиями оправдывает каждое слово наше. Мы уверены и публика разделяет по всей вероятности нашу уверенность, что нашего достопочтенного г. Шеделя всегда может хватить на такие спекуляции, как выпуск билетов, где он мог рассчитывать наверняка его выгоду очень и очень значительную от этой спекуляции. Но управлять конторою транспортов - это слишком много для него. Его понимание назначения конторы транспортов, как он высказал его, пред нами, слишком узко; а расчет, лежащий в основе его деятельности, мелочный и копеечный. И вот доказательство:

Не так давно, один добрый мой знакомый, сам не имея времени, просил меня отдать его посылку конторе Шеделя и взять росписку в получении ее, говоря что он уже был в конторе, условился в цене и времени доставки в г. Харьков. Являюсь я к г. Шеделю, прошу его взять посылку моего знакомого. Г. Шедель, ничего не зная о посылке, зовет мальчика и спрашивает его, принята ли какая-нибудь посылка в Харьков. Мальчик отвечает ему: принято кресло от такого-то в Харьков. - Как кресло? прикрикнул г. Шедель. Разве можно принимать для отправки подобную несносную вещь, когда за нее придется взять какой-нибудь рубль? Нет, таких вещей ничтожных мы не отправляем, сказал г. Шедель, обращаясь ко мне. Вот если б вы дали для отправки пудов 50 или 60 - ну тогда иное дело. - Послушайте, г. Шедель, сказал я, в этом деле я третье, постороннее лицо. Для меня непонятно, как это так случилось, что подобная ничтожная вещь принята в вашей конторе приказчиком или другим кем, тогда как вы уж ее не принимаете, по ее ничтожности. Верно ваш приказчик или другой кто имел основание принять ее. Сколько мне известно, устав вашего общества также не представляет никакого препятствия принимать и отправлять подобные ничтожные посылки. Цель учреждения общества транспортов именно та, чтобы пересылать разного рода громоздкие вещи, которые не могут быть приняты почтами.

- Э! вы еще и рассуждаете?!! Я уже вам сказал, что нам невыгодно принимать рублевые вещи. Вот у меня посылка в Одессу лежит больше двух недель…

- Сделайте одолжение, не посвящайте меня в тайны вашей неисправности и не навязывайте невыгодного мнения о себе как управляющем конторою транспортов.

Если вы не можете отправить посылки, или не хотите, то уж, конечно, не мое дело убеждать вас и просить об этом; вы и без моих убеждений или просьб знаете, что вам нужно и должно делать. До свидания, мне больше нечего делать у вас.

- Послушайте, сказал г. Шедель - ведь вам все кажется легко можно сделать. Вот с Петербургскою транспортною конторою был такой случай…

- Это ко мне не относится и к посылке моего знакомого. - Но г. Шедель, рассчитывая на мое терпение, начал свой рассказ о каком-то скандале Петербургской транспортной компании, понесшей большой убыток вследствие своей неисправности. Не имея времени и вовсе не желая слушать поучительные уроки для спекулянтов, я направился к дверям.

- Позвольте, сказал г. Шедель, скажите вашему знакомому, что я не по обязанности но по милости и уважению к нему, потому что я хорошо его знаю, отправляю его посылку.

- Извините, г. Шедель, сказал я, я не принимал на себя подобного поручения отдавать посылку в вашу контору из милости какой-то. Но я очень хорошо знаю, что мой добрый знакомый не пользовался и не любит пользоваться милостию, а в особенности - вашею, за которую платит деньги. Прощайте!

Да позволят нам читатели сказать, что вся эта милость оказывается тому человеку, которого милостию Шедель пользуется и в настоящее время. Мы не желаем написать биографию г. Шеделя, ни касаться прежней жизни г. Шеделя, ни выводить на чистую воду те случаи, благодаря которым он сделался тем, чем теперь есть. Это знают Бог да добрые люди.

Само собою разумеется, что подобного рода деятельность заправителей контор мало принесет пользы. Личный интерес играет (важную) главную роль; а копеечный расчет до того съуживает голову, что она не может и подумать о тысяче других копеек, которые могли бы явиться при добросовестном исполнении своей обязанности. Скажем яснее: бесспорно, общество первоначального учреждения транспортов и компании известной под фирмой «Надежда» стоит выше всех трех извозничьих корпораций. Но своею неисправностию и неаккуратностию, своим консервативным направлением, очень много теряет важности в интересах публики и след собственных. Рискни общество хоть немного и оно было бы в выигрыше. Как бы ни были незначительны посылки, как бы ни было много препятствий для срочной и скорой доставки, пусть бы даже общество несколько потеряв от своей пунктуальной исправности, - была бы все таки не большая беда для него, потому что своею аккуратностию, точностию принятых на себя обязательств, оно приобрело бы полное доверие публики, нашло бы себе живое сочувствие и поддержку в ней; а это составляет лучшую гарантию для прочного и солидного существования общества. Зная аккуратность общества, каждый может доверить ему посылки разных вещей и товаров; но зная также, что посылки в конторе залеживаются по две, по три недели, да в дороге будут столько же, конечно не всякий решится поручить обществу то, что можно поручить простому извозчику и с большею выгодою, если он только отправляется туда, куда нужно отправить посылку. Затрудняться отправкою посылки в Одессу или в другое место - это просто обнаруживает не предприимчивую и не коммерческую натуру. Как делают другие господа в подобных случаях, так нужно бы делать и г. Шеделю. Они делают так: когда клади у них немного, так что не стоит нанимать особого для ней извозчика, то они пользуются теми извозчиками, которые отправляются уже напр. в Одессу, Харьков и проч. и просят их взять пуд, другой, что, конечно, не много значит; причем и извозчик выигрывает, а подрядчик еще больше, потому что выполняет принятое на себя обязательство.

Несчастие для народа и для общества, когда оно не знает над собою другого контроля, кроме понудительного внешнего закона, когда побуждается к деятельности не нравственною силою сознания долга, обязанности, наказа и проч., но эгоистическим мелким расчетом своекорыстия, личною выгодою, ради которой не пренебрегаются средства довольно грязные и спекуляторские. Когда кроме внешнего закона не хотят знать никакого другого закона, дело всегда плохо. Напр. можно ли порицать г. Шеделя за недобросовестность действий, когда само общество компании «Надежда» подает к тому повод. Правда по § 42 оно обязывается принимать на себя доставку бессрочно и в определенные сроки; но зато в § 64 встречаются очень неприятные известия для публики, «компания не отвечает за просрочку, если промедление и остановка в пути последует по естественным, независящим от нее причинам, а именно: во время распутицы осенью и весною, или по причине наводнения, от затруднений на переправах или от необходимости осенью и весною переменить телеги на сани и наоборот». Жаль еще что общество выпустило из виду тоже естественные и независящие от нее причины: трудность найти извозчика, как напр. это случилось с г. Шеделем, внезапная болезнь в дороге лошадей и самих извозчиков; болезнь последних действительная или искуственная, вошедшая горлом. Благо, была бы причина. Русский народ легко извинит и простит. Но вот уж по § 65 общество считает себя вправе обходиться с русскою публикою без церемонии, этак запросто, незачем, мол, с нею и много куражиться и много разговаривать, говоря: «приемщик вещей, получив в квитанции означенное удовлетворение, за несвоевременную доставку вещей, не имеет права требовать другого вознаграждения, ссылаясь на позднюю доставку», на русском языке § этот имеет такой смысл: «голубчик, мой! рада бы я, «Надежда», сослужить тебе службу верную за твои деньги, взятые с тебя втрое больше, чем взял с меня извозчик, да разные такие страсти помешали; то река разлилась как море, то мост разрушился, то грязь была по колена и разные другие страсти, о которых ты, голубчик мой, и подумать не можеш.»

После этого трудно найти сочувствие публике, с которой, впрочем, дерут порядочные деньги и за извоз и за страхование вещей и дела не делают. Выгоды публики - безхлопотная пересылка вещей, не принимаемых почтами, по их громоздкости, не вознаграждаются невыгодами, т. е. дороговизной и недобросовестною, несвоевременной доставкой, что чрезвычайно важно для коммерческих и торговых людей.

Дурно и недобросовестно делает компания, пользуясь безвыходностию положения общества нашего края и невозможностию за дурными путями сообщения заменить крайне неудовлетворительные перевозочные средства чем-нибудь другим. Прекрасно сделала бы «Надежда», если бы действуя в духе своего интереса, позаботилась найти для себя 1, деятельных агентов, 2, представила бы верную гарантию для публики в исправной и своевременной доставке вещей, а для этого позаботилась бы о лучшей организации извозчиков. Тогда конечно ее выгода была бы и выгодою публики и доставила нашей торговле и промышленности значительные выгоды.

А. Попов.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua