Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Заметка на статью "Отношение русского православного духовенства к обществу" (Руководство для сельских пастырей 1862 г. №15)

Недавно случилось нам прочесть киевский духовный журнал "Руководство для сельских пастырей 1862 г.". Особенное внимание обратила на себя статья под вышеизложенным названием протоиерея гр. Крамарева.

Г. протоиерей Крамарев задал себе для разрешения вопрос: имеет ли духовенство наше влияние на общество? и если не имеет, то что нужно для того, чтобы оно имело его?

Первый вопрос разрешает таким образом, что влияния полного, какое бы духовенство наше должно было иметь на общество, оно не имеет. Виноватым в этом случае г. Крамарев признает общество - и высшее, и среднее, и низшее. Затем касается вопроса - не виновато ли в этом само духовенство? Этот вопрос разрешает в следующих видах:

1) Что духовенство наше, преимущественно сельское, наипаче укоряют в нетрезвости. По мнению к. Крамарева обвинение это имеет некоторое основание, но затем оправдывает нетрезвость грубостью среды, в которой живет духовенство, - словами великого князя Владимира "Руси есть веселие пити" и наконец тем, что разгул и бражничанье были принадлежностью у нас всех сословий и во все времена, следовательно виновато в этом тоже общество, но что не это обстоятельство, доводящее до крайности только некоторые личности, лишает должного влияния духовенство на общество.

Это оправдание духовенства походит более на обвинение. Оно могло относиться ко временам прошедшим, но никак не к настоящим. Следует сказать положительно, в защиту духовенства, что оно ныне в целом менее других сословий пристрастно к напиткам и обвинять его в этом в теперешнее время крайне несправедливо. Не говорим об исключениях: они как зло, среди добра, всегда были, есть и будут и при том во всех сословиях без исключения.

2) Что духовенство наше упрекают в невежестве, в неспособности к салонному препровождению времени, в незнании французского языка, с которым можно бы было иметь удобнейший доступ в гостиные бар и т. п. - Г. Крамарев опровергает это обвинение тем, что ловкие манеры приобретаются не в сферах бедности и нищеты, на которые обречено было духовенство во все времена, - что, не отличаясь внешним лоском житейского обращения, духовенство наше образовано более серьезным, фундаментальным образом, чем все остальное наше общество, - что называть низким духовное сословие более чем странно, чтоб не сказать вовсе бессмысленно. Затем автор несколько раз повторяет о бедности и уничижении духовенства.

Не постигаем с чего пришлось г. Крамареву навязывать на общество подобные обвинения духовенства в настоящее время? Действительно странно слышать подобные обвинения, по всему видно выдуманные самим автором, или взятые из своего кружка. Да и не будет ли грешно ссылаться на бедность, нищету и уничижение духовенства, оправдывать, или лучше сказать самому укорять его в незнании житейского обращения? Есть ли тут что-нибудь похожее на правду? Мы напротив ничего подобного не замечаем, не замечаем также, чтобы духовенство и в житейском обращении отставало от общества, как в городах, так и в селениях; что в этих последних, как по образу жизни так и по средствам, оно стоит первым, после помещиков, что мы не можем понять, о какой унизительной обстановке священника рассказывает г. Крамарев. Можно бы еще было обвинять те общества, которые сами богаты, а священник их беден, но этого, можно сказать утвердительно, нет нигде. Г. Крамарев говорит о каких-то барах, но надобно бы подробнее объяснить, о каких именно барах речь идет; если под видом бар разумеет помещиков, то против этого можно сказать, что многие священники живут лучше многих помещиков, бывают сами с семействами во всех гостиных и принимают также у себя, тоже в своих гостиных. В отношении образования духовенство, говоря в целом, действительно образованнее других сословий и образовано даже настолько, говоря про сельское духовенство, что вовсе не почитает своего образования фундаментальным и выше всякого другого образования, несмотря на противоположную статью г. Крамарева и его понятия о фундаментальном образовании.

Вот главные обвинения, которые г. Крамареву угодно приписывать обществу. Мы не касаемся других обвинений, которые он взваливает на общество, выставляя постоянно важность духовного сана и подкрепляет такое свое убеждение словами Ветхого завета. Почему же не Нового? Вероятно в Новом завете ничего подобного не сказано.

Как видно со всей статьи, г. Крамарев не знает хорошо ни общества, ни духовенства, о которых пишет. Не о том совсем идет речь в обществе. Если оно обвиняло и обвиняет духовенство, то главнее всего в том, что оно само, не получая в духовных училищах фундаментального образования, не занималось образованием народа в делах религии, отчего народ не знает даже молитв. Ныне же, когда крепостное право уничтожено, а духовенству развязаны руки, оно повсеместно завело школы, даже по несколько в приходе и приступило деятельно к учению народа; а вместе с тем приняло и заботы о преобразовании и своих училищ. Этим самым главное обвинение на духовенство слагается с него и оно начинает приобретать к себе все более и более общественное сочувствие и хотя еще есть сомневающиеся в успехе этих школ, но мы надеемся, что духовенство не остановится на начале и благое дело будет двигать вперед, несмотря ни на какие затруднения. Дальнейшие пособия в этом деле зависят наиболее от литературы - духовная ли литература поможет более или светская - это покажут последствия.

Школы сельские наилучшим образом доказывают влияние духовенства на народ, без коего не могли бы так быстро они образоваться. Во всех других учебных заведениях, не исключая самых высших, законоучители везде из духовенства и следовательно с самого малолетства на каждого учащегося духовные лица имеют всю возможность иметь полное влияние. Мы имеем несомненные доказательства, что когда закон Божий, священная история и проч. преподаются в духе божественного учения Спасителя, с полною любовью к слушающим, такие законоучители имеют большое влияние на учащихся, как равно среди своего прихода и даже отдаленных местностей. Те же духовные, у которых самонадеянности и гордости и свое собственное я преобладают, дух же религии остается в тени и на первый план выставляется формальность или обрядность, не пользуются уважением, несмотря ни на какие громкие фразы и восклицания и насколько первых принимает всякий с любовью, уважением, настолько последних с холодною вежливостью, доказывающею впрочем все-таки уважение к званию духовного лица и в этом случае не видим причины попрекать общество.

Другое обвинение обществом духовенства заключается в недостаточности его образования. Бесспорно, что религиозное образование есть фундамент всякому образованию, но у нас можно назвать духовное образование фундаментальным только по принципу, по исполнению же далеко нет. Мы не объясняем причин, полагая, что они более или менее известны всем, но желающих отсылаем прочесть статью "Очерк городского местного духовенства", напечатанную в 31 № "Дня". В ней все высказано с поразительною верностью и такие статьи, мы полагаем, в тысячу раз принесут более пользы делу и обществу, нежели тысяча статей подобных написанной г. Крамаревым, даже напротив, эта последняя статья, как в основании своем неверная, скорее может принести вред делу религии, нежели пользу. Не угодно ли ко всему этому прочитать другую статью в той же газете в №27, по поводу волнения студентов С. Петербургской духовной академии, в которой заключается еще одно довольно важное обвинение. Вот те недостатки на которые общество указывает и упрекает духовенство, но не то духовенство, о котором говорит г. Крамарев, а тех о которых он не говорит. Для чего же выдумывать недостатки мнимые и обвинять в том общество, а скрывать существенные, как будто не зная их, а в этих недостатках наиболее заключается и вопрос. (*)

Г. протоиерей Крамарев, разобрав первый свой вопрос - имеет ли духовенство наше влияние на общество и решив его отрицательно, приступает затем к разбору второго вопроса - что нужно для того, чтобы духовенство имело это влияние. Вопрос этот разрешается им коротко - так как общество виновато само, не умея ценить духовенство по его значению, независимо от его бедного и уничиженного положения, то во-первых: пусть общество более справедливым образом оценит труды духовенства и назначит достойное этих трудов материальное вознаграждение, приняв во внимание, что духовенство семейное, и во-вторых: пусть общество придумает средства окуражить его более видным положением.

Желание конечно довольно скромное и в этом нельзя не сочувствовать: от общества автор требует для духовенства только побольше денег и уступки власти и старшинства; но г. Крамареву как видно нет надобности знать - имеет ли само общество достаточные средства, чтобы еще более уделять духовенству, нежели доселе оно ему жертвует и будет ли это духовенство, особенно принадлежащее ко второму из вышесказанных разрядов, довольно каким бы то ни было содержанием? (про первых не говорим - оно натурально довольно тем, что Бог послал). Затем желательно бы знать - каким это более видным положением нужно окружить духовенство? Тогда можно бы подумать и о средствах к исполнению того желания.

Прочитавши несколько раз всю статью г. протоиерея Крамарева, мы не могли однако понять, какого именно влияния духовенства на общество он добивается. Говорится надлежащее, подобающее, более действительное, полное, но какое же именно? Этого г. Крамарев не объясняет, но в заключение своей статьи говорит: «Римское общество целые три столетия не ценило и держало под гнетом исповедников и служителей христовой веры, и что? Едва поставлены были на вид и обеспечены положительными узаконениями, как начала божественной веры, так и служители представляющие оные, обновилось и переродилось не только общество, но и весь мир». Значит вот чего хотелось - с Рима пример взять! Недаром по-видимому ссылается на слабое влияние духовенства на бар. Следовало бы о таком важном желании распубликовать во всех русских журналах и газетах - авось найдется в обществе к нему сочувствие, если только О. Крамарев может быть признан безошибочным истолкователем в нашем крае желаний духовного сословия; столько раз правильно занимавшего свое положение среди прочих сословий и имеющего представителей, лучше оценивающих взаимные отношения духовенства к обществу.

С. Е.

(*) Мы позволили себе ссылаться в этом случае на «День» потому, что эта газета, сколько доселе замечаем, более других стоит за духовенство и в ней же в первый раз прочли следующие строки: «притом нельзя отрицать, что духовенство наше составляет один из более образованных классов». («День» №29 ст. 4)

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua