Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Музыкальная беседа

Фейлетон

На прошлой беседе мы привели список имен артистов, которые перебывали в Киеве в последние годы. Быть может мы пропустили кое-кого, потому что невозможно иметь все прежние афиши, особенно те, что подавнее; насколько нам кажется, пропуски эти заключают второстепенные только имена, все же более знаменитые упомянуты.

Для любопытных приведем несколько выписок из концертных афиш, служивших для нас материалом.

1841 - 22 Janvier. - Leopolde de Meyer membre honoraire de la société philormonique de St. Petersbourgh.

» - 8 Octobre. - M-me Bishop premiére con tatrice des concerts nobles de Londres, membre de Lacademie royale de la musique d`angleterre etc. cts. aura l`honneur de donner un concert dans lequel.

Mr. Bochsa ci-oevant l-r harpiste et compositeur de Napoleon directeur de l`opera italien de S. M. la reine d`angleterre et premiér Hartiste de S. M. executera deux morceaux sur la nouvelle harpe.

» - 9 Octobre. - M. Olivier professeur du conservatoire musical militaire et premiére Hautbais des theatres rolyaux de Paris.

» - 7 Ноября. - Молодой артист Синклер из Левардена и 10 летний мальчик Гер-Близе из Бремена знаменитые своею игрою на скрипке.

1842 - 22 Генваря. - Mr. David proffeseur du chant et membre des academies de Rome et de Bengam.

» - 26 - Александр Дрейшок фортепианист великого князя Маклембургского.

» - 1 Февраля. - Е. Новачек виолончелист из Вены, заслуживший игрою своею в г. Варшаве общую похвалу…

1847 - 23 Janvier. - Dans la Salle des Contrats Soirée musical par F. Liszt.

» - 14 Mars. - Antoine Hodik 1-r flüte de due de Rauduitr.

1851 - 23 Janvier. - Les jeunes freres Henri Wieniawski medaille d`honeur au cercle des arts, premier violon et membre de la grande société philarmonique et premier prix du conservatoire de Paris et Joseph Wieniawski premiér prix du piano au conservatoire de Paris…

» - 26 - - Francesko Giordani premier baryton du theatre della Scala à Milan.

» - 28 - - Chevalier Cesar Finger-Wyssogurski.

» - 29 - - Apollinary Katski bedzie mial honor dac koncert na skrzypcy.

1852 - 9 января - Артист Соловкин ученик Тамбурини…

» - 19 - - M-lle Melanie Malescot pianiste 1-r prix du conservatoire Royal de musique de Paris.

» - 23 - - M-me Henriette Nissen-Saloman primadonna de l`opera italienne de St. Petersbourg, Paris, Londre, la Scala, Apollo et detres theatre de l`Italie, contatrice de la cour de S. M. le roi de Suede, Membre de St. Cecile à Rome, de la société philharmonique à Florence et de Stockholm etc. etc. etc.

» - 25 - - Concert dans la salle des Contrats par F. Servais Violoncelliste.

» - 28 - Fevrier. - M-lle Lieux Barbier-Christiani violoncelliste de S. M. le roi de Danemarch.

1853 - 23 Janvier. - Jules Schulhoff aura l`honeur de donner un concert.

» - 26 - - Ap. Katski salista Jego Cesarskiej Mosci.

» - 27 - - M-lle Zenobie Abramowitsch née dans le gouvernement de Kieff, élève de M-r Halama, aura l`houneur de donner par reconnaissance au profit de son maitre un concert sur le piano.

1854 - 27 - Janvier. - Antoine de Kontski pianiste de S. M. le roi de Prusse.

» - 7 Mars. - Artiste Antoine Parys.

1855 - 20 Septembre. - Artist Franz Bauer Mondoliniste de la capelle imperiale à Vienne.

1856 - 3 Fevrier. - La fille du general major M-lle El. Rafalovitsch…

» - 18 Marca. - Luiza Rywacka pierwsza spiewaczka opery polskiej i wloskiej w Warszawie.

» - 7 Juillet. - M-r G. V. Ferzing premier bassiste de ci-devant opera imperial italien et allemand de St. Petersbourg et le membre de la société philharmonique et G. Steffens premier violonceliste de l`opera Imperial italien à St. Petersbourg.

1857 - 21 Juin. - Ed. Buddeus pianiste de S. A. R. le due de Saxe-Cabourg-Gotha.

1858 - 15 Генваря. - Прибывший из С. Петербурга тамбур-мажор и артист С.Пб. Императорского цирка, имевший честь быть капельмейстером 3 пехотного полка, Иосиф Феран будет иметь честь дать концерт на одном и более барабанах из коих каждый имеет свой голос…

» - 18 - -. M-lles Clara, Jenny, Therese et leur frêre M-r Joseph Pauta (comtesse de la Rosée de Munich).

» - 26 - -. Rodolphe Wilmers pianiste de S. M. l`Empereur d`autniche.

Приводя эти выписки из афиш, как они нам попадались, мы имели в виду обратить внимание на то, что и артисты не лишены маленькой слабости похвастать каким-нибудь титулом, иногда вовсе ничего не значущим. А есть в натуре человека маленькая страстишка пустить пыль в глаза ближнему и помазать хоть как-нибудь свое самолюбие. Знали мы одного действительного статского советника, у которого в доме вся прислуга имела приказ называть барина генералом, жену барина - генеральшей, а детей - генеральскими детьми. И дело; почемуж не называть себя генералом? Никому не обидно, а себе приятно.

Обратимся теперь к вопросу какое значение в музыке имеет концерт и артист, выступающий в концерте. Самое слово концерт имеет три значения.

По первому обозначает оно собрание нескольких музыкальных личностей, артистов или любителей, для общего исполнения музыкальных произведений, что ныне принято более называть музыкальным вечером или утром.

По второму значению концерт составляет название особого рода, особой формы сочинения музыкального для отдельного инструмента, с целью высказать возможное богатство и средства его; так мы имеем концерты для скрипки, фортепьяна, виолончеля, флейты, словом для каждого инструмента, даже для гитары и контрабаса, хотя совсем не концертных инструментов. Здесь чаще всего и более всего стараются о высказывании блеска и сил избранного инструмента, упуская не раз из виду поэтическую сторону музыки, допуская механизму брать явный перевес над чисто музыкальным содержанием; хотя нельзя сказать, чтобы не было концертов полных красоты истинно музыкальной, напр. концертах Бетховена, Шопена, Мендельсона, в некоторых концертах Вьетона, Берио, а из прежних у Виотти, Роде, Лафона, Гумела и др. Даже должны мы заметить, что прежние концерты, не имея столько роскоши и блеску в отделке, имели отпечаток большей грандиозности нежели в последнее время, когда вслед гениальному Паганини стали стремиться выделывать самые странные причудливые скачки по четырем струнам скрипки. В категорию концерта, как сочинения, следует отнести прежние Варияции, themes variés, на место которых в более новое время стали писать фантазии, Reminiscences, morceaux de concert… и т. п. Все эти названия обозначают самое странное направление творчества музыкального, если только стоит назвать сочинением то, что авторы дают под такими названиями. Сочинением обыкновенно мы называем проявление человеческой мысли посредством тех форм, какие доставляет нам искусство. В душе у вас родится какой-то образ, на место чувства; вы по особому настроению организации чувствуете необходимость вылить из себя, передать другим в осязательной форме; берете кисть или перо и даете картину, стих или музыку. Это как бы дитя ваше, которого физиономия, лицо, голос и движения припоминают вас, указывают на родство. Варияция-же музыкальная берет готовую, созданную уже музыкальную фразу и повторяет ее несколько раз сряду, но каждый раз переменяет пропорции звуков, делает крошечные переделки, мелкие украшения, так что вы слышите одно и то же, но как-бы в различных костюмах. Вам будто показывают лицо человека во всевозможных видах: и заспанное с непротертыми глазами, и с длинными волосами, после короткими, а там совсем без волос, то с открытыми глазами и ртом, то с гримасой… лицо одно, а в стольких видах его показали. Здесь одно только спасает, если вариации сделаны генияльным пером; тогда богатство и сила собственной мысли закроет нелепую форму сочинения. Но еще менее права имеет фантазия называться сочинением. Это скорее всего рассказ какой-либо чужой мысли, только с прибаутками собственной фантазии. Обыкновенно берут здесь готовые три-четыре мотивы из оперы или из другого сочинения, ставят их в небольшом отдалении друг от друга; промежутки наполняют брызками и блесками звуков, насколько дозволяет инструмент; при вступлении поболтают от себя что-нибудь, а под конец тоже прибавят шуму и треску, не всегда имеющего связь с чужими, готово взятыми мотивами - и все это крестят заглавием фантазия. Целая заслуга и достоинство такого рода сочинения состоят в том, что они распространяют хорошие мотивы из опер, а со стороны игры подвигают вперед механизм. В творческом отношении это почти нельзя назвать сочинением, а скорее взглядом артиста на известный мотив композитора, иногда коментарием чужой мысли, но не проявлением собственной музыки, правда, что многие любители музыки без варияций, фантазий и тому подобных вещей, пускаемых концертистами в ход, не знали бы мотивов из Нормы, Лукреции, Роберта дьявола, мелодий Шуберта, - но с другой стороны артисты вводят в заблуждение иногда тем, что именем своим закрывают подлинное авторское имя. Случается иногда слышать о Erlkönig Листа, сомнабуле Тальберга и тому подобное… в каком названии скрывается верование, что Тальберг, например, создал сомнамбулу. Вина тут не артиста, а любителя, который не полюбопытствовал разведать о сомнамбуле и Беллини, творце ее; но при малом знакомстве публики с музыкальными произведениями, при нестарании учителей входить в разговоры и объяснения с учениками, такие ошибки нередко случаются. Артисту же, сочинившему же варияцию или фантазию, сыгравшему ее в концерте, прямая выгода; выехав на чужой мысли, приобретает название композитора, на которое столько же права имеет, сколько актер, читающий отрывки поэмы или драмы другого автора.

Третье, наконец, значение концерта, самое популярное есть момент выступления артиста пред публикою. Здесь артист является в различной роли: то как миссионер новой музыкальной мысли, то как реформатор механических способов инструмента или способа выражения, то как подражатель и распространитель методы предшественников… то наконец концертная деятельность артиста, иногда прямо поставляет metier, употребляя французское слово для более вежливого выражения ремесла.

Употребив слово ремесло в укорительном значении, спешим пояснить, что мы вовсе не питаем средневекового пренебрежения к ремеслу. Шить сапоги, делать мебли, перчатки, экипажи и всякую всячину ремесленную, мы ничуть не считаем за унижение достоинства человека, за занятие подлое, как прежде говорили. В организованном обществе каждый член его занимается каким-либо делом, составляющим малую отдельную частицу общественного труда. Специальное занятие как по времени, так по возможности большого совершенства, составляет условие порядочного гражданского быта. В этом смысле и генерал, и сенатор, и врач, и проповедник, и губернатор, и профессор, и ротный командир, и столоначальник, и литератор, и музыкант, все это ремесленники в государстве; каждый получая от государства точку опоры для жизни, средства для содержания, дает взамен свой труд, свою мысль и старания на избранном поприще. На взгляд самое независимое лицо в государстве, тот же ремесленник; его поместье и хозяйство, которым существует, составляет ремесло, труд жизни. Но приняв подразделение общественного труда по степеням, приписывая тем высшее значение, чем больше в труде участвуют умственные способности, называя собственно ремеслом труд механический рук человека - мы вправе требовать, чтобы каждый представитель отдельной ветви человеческого труда исполнял свое дело сообразно той степени, на какую оно поставлено в мнении общества, сообразно духовному значению труда. Всякая деятельность, кроме общей материальной цели обеспечить жизнь, имеет свою внутреннюю цель и свои условия, упущением которых человек унижает и себя и свое занятие. От того мы, называя артиста ремесленником, считаем это за унижение искусства и звания артиста, который, кроме денежного сбора с концерта, должен иметь в виду и духовную эстетическую цель музыки, как проявления чисто духовной жизни, движений сердца человека. Артист, не возвысившийся до поэтического понимания искусства или забывающий об нем ради потворства публики, гораздо ниже самого дюжинного ремесленника. Артист, играющий в концерте что-нибудь и как-нибудь, лишь бы отделаться от плохой программы и собрать выпрошенные или заранее подставленные рукоплескания, ничем не выше сапожного подмастерья, который спешит окончить пару сапог, чтобы скорее получить свою плату.

Взглянем на отношение артиста к публике. Чего требует и ожидает публика приходя в концерт, прежде всего требует удовольствия приятного препровождения времени, приятного звука, добытого искусною рукою. Предполагается всегда, что публика менее знакома с музыкою нежели артист, посвятивший свою жизнь искусству, и потому слушатель входит в концертную залу с полною верою и с весьма основательною надеждою, что артист расскажет ему неведомое, великое, поэтическое. Любитель, сам прикосновенный к нотному делу, сам играющий по мере сил на своем инструменте, приходит послушать игру, в которой надеется отыскать образец и наставление для себя. Несмотря на различные побуждения пойти в концерт, на различные способы понимания музыки, требования и взгляды, вся публика имеет одно общее убеждение, что в концерте услышит хорошую музыку или вернее, что должна бы такую услышать. Если в последнее время сильно ослабилось доверие к афише концертной, то сами артисты виноваты; но и теперь еще, при всем скептическом настроении, после так многочисленных разочарований, имя артиста, дающего концерт, рождает если не убеждение, то подозрение в нем таланта и возвышения над толпою обыкновенных музыкантов.

Концертный артист непременно должен проявлять в своей деятельности какую-либо идею музыкальную. Генияльный виртуоз делает новый шаг в употреблении своего инструмента, раздвигает его границы, открывает новые, до него сокрытые, средства, словом дает первый толчек новому развитию игры. Таков был напр. Паганини, со времени и по следам которого целые миллионы скыипачей изменяли способ игры скрипичной и ввели нескончаемое множество механических нововведений, скачков, словом перевернули вверх дном прежнюю концертную игру. Еще до ныне, под могучим влиянием умершего гения, продолжается возбужденная им революция в стране четырех струн и смычка; еще не установился результат переворота, а только видна мысль, что скрыпка может смелее действовать нежели прежде, что имеет средства неизвестные прежде. Иной артист показывает новый стиль игры, новый способ декламации, новый способ выражения. Так напр. Берио в сочинениях своих для скрыпки, Серве для виолончеля, не давая генияльной поэтической мысли, дали много направления и вкуса, что лучшее подтверждение имеет в таком распространении сказанных сочинений. Каждый любитель играет Берио, если он скрыпач, Серве, если он виолончелист. В этом отношении скрыпка богаче виолончеля, и для блестящей скрипочной игры между новыми найдется много имен: Арто, Ернст, Вьетан, Баззини и друг., не говоря о меньших именах по концертному сочинению. В фортепьянной игре большое значение имеет Лист, как в отношении механизма, раздвинутого им до дерзости, и в отношении идеи концертов его. Что играл в концертах Лист? Не гоняясь за одними трудностями механизма, которые для него не существуют, он предлагал восхищенному слушателю свое артистическое убеждение, честное сознание красоты мысли других композиторов. Лист по преимуществу играл свои transeniptions, то есть брал чужую поэтическую мысль, садился за фортепьян и добросовестно, с поэтическим увлечением, рассказывал ее без всяких украшений, без своих прибауток, а прямо в полной простоте создания автором, указывая только от себя на красоту, которой там не замечали прежде. Ständcheu и Erlkönig песни Шуберта, мазурку Шопена, Leptuor Бетховена и много подобного рассказывал он и публика приходила в восторг, под впечатлением его игры находила там прелесть и во след затем все фортепьяны повторяли и подчас коверкали творения бывшие на программе Листа. Подобное явление мы помним после концертов Шульгофа в Киеве. Шульгоф играл в концерте Sonate pateti que Бетховена и вслед затем по всем фортепьянным пульпитрам любителей, даже любительниц, начали появляться тетради с этой сонатой, хотя вообще, благодаря учителей за малое развитие, достоинство Бетховена, как и всякой серьезной музыки, не признано еще между нами.

Артист, как человек владеющий средствами самого впечатления на слушателя, делается в высшей степени недобросовестным когда вместо поєзии музыкальной, вместо истины чувства, рассыпает пред публикою одни звуки, гладкие, приятные, но не одушевленные мыслью - грех этот весьма часто повторяется. Чем иногда кормят нас? Что мы выслушиваем и чему иногда удивляемся, сидя три часа на концертном кресле? Звуки льются, ласкают и щекочут орган слуха, мы видим, что артист играет хорошо, владеет инструментом вполне - а не смотря на то, выходя из залы, мы выносим только отражение приятного шума звуков, а в сердце и душе никакого впечатления. Тут мы прибегаем иногда к оправданию, что быть может мы профаны, несведущи, и потому ничего не поняли; иногда заходим дальше и говорим, что музыка вроде детской забавы. А в сущности хотя мы и профаны, да не мы виноваты, что не поняли, не музыка вздор. Вся вина на артисте. Он полный властелин слушателя, и говори он дело, а не вздор, или же говоря дело не коверкай он по своему неведению или прихоти, а рассказывай хорошо - публика поймет инстинктом, если не сознанием, и величие мысли, рассказанной умно, не останется без отголоска. Музыкальный звук сам по себе уже приятен, когда добывается искусною рукою, но не проникнет до глубины души, если не одевает собою музыкальной мысли. Бывают люди с приятным органом речи, неумолкаемые болтуны, которые умеют сряду два часа говорить без умолку и кажется занимательно; но после разговора вы удивляетесь, что даже не можете дать себе отчета, о чем он говорил, и перестанете дорожить его разговором, как словами пустого декламатора. Подобный результат оставляют концерты основанные на гладкости звука и механических игрушках. Выслушаете до конца, даже займет вас эта инструментальная болтовня, но не усилит вашей любови к музыке, если вы только посредством концерта можете с нею знакомиться.

Концерты портят многих артистов. Гоняясь за хорошим сбором (что весьма натурально) и за рукоплесканиями, упускают из виду достоинство искусства, а придерживаются того, чем легче достигать желаемых результатов. Публика, слушатели, больше всего здесь терпят, потому что привыкают вздор принимать за дело, болтовню и шум за поэзию, ложь музыкальную за истину. Генияльных концертистов мало, а подражатели, фокусники и ремесленники, не развивая в себе музыкальности, естественно что не могут и слушателю указать живую свежую красоту.

М. Я.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua