Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Слово о госпиталях

Между тем как гг. Билогруд и Шемановский заявили свое полное сочувствие к бывшей ревизии в Киевском госпитале, а некто Нейтральный, выразивши прямо противоположный взгляд на нее, донес публике, что в госпитале все обстоит благополучно, мы думаем свою давнюю думу. Мы думаем, что сильно ошибается г. Билогруд (статья г-на Шемановского - перефразировка статьи г-на Билогруда), видя даже в самых правильных наших ревизиях средство изменить существующий госпитальный порядок: падение отдельных личностей - обыкновенное последствие наших ревизий, - никем и ни в одном ведомстве не признано радикальным - против злоупотреблений. - Это простая смена декораций. Это, если хотите, крепкий урок другим брать по-умнее, ревизия - мера, образовавшая из наших чиновников плутов-артистов: искусство наживать она поставила на ту степень совершенства, которой сумеет подивиться и не профан-человек.

Что такое Нейтральный (!?), что такое статья его, чем вызвано это похвальное слово statu quo госпитального управления?

Г. Билогруд пишет обличительную статью, не представляя никаких доказательств на то, что он делает гласным. Это конечно странно.

Нейтральный уважает человеческую личность и истину. Ему хорошо известно госпитальное дело. Все, что взведено на госпиталь, - ложь, клевета. Он подымается на защиту правого. Прекрасно. Но что же дальше? Дальше или ничего, или вот что будет можно сказать дальше: кто уважает человеческую личность и истину, тот не скажет, что госпитальные больные не приводятся перед ревизией в лучший против обыкновенного порядок, тот не скажет, что белье к ревизии не делается чище, что в госпитальных аптеках совсем не существует обычая приготовлять по надобности хорошие и дурные лекарства, тот не станет отвергать, что осмотр продуктов врачем и сестрами милосердия нисколько не гарантируют ни полного количества пищи, ни хорошее ее качество, - тому наконец не придет на ум утверждать, что в госпитале все устроено так, что исключена всякая возможность наживать десятки тысяч на казенный счет: потому что сказавши это человек, уважающий истину, сказал бы тяжкую неправду. И мы того мнения, что г. Нейтральный меньше г-на Билогруда знаком с содержанием госпиталей; в противном случае мы должны бы были сомневаться в правоте его убеждений.

Всем этим впрочем мы ничего не желали сказать против самого побуждения Нейтрального защищать киевских госпитальных чиновников; мы осуждаем только путь, который избрал он для достижения своей цели.

Что же касается статьи г-на Билогруда, - мы и сами, прочитавши ее несколько раз, не могли не придти к заключению, что она слишком бездоказательна, для того чтобы делаться гласною.

По городу носились слухи, что здоровых делают больными, отпускают не в полном количестве и дурного качества пищу и т. д. Так. - Вызвана ревизия, - сменены чиновники. Правда. Что ж из всего этого? По моему ничего. Слухи могли быть ложны, ревизия могла быть почему-нибудь несправедлива (ведь и сам г. Билогруд не об всех ревизиях думает одинаково хорошо) и г. Билогруд не имел никакого права на основании таких неточных данных выставлять кого бы то ни было напоказ, если он знает только, что значит выставить кого-нибудь напоказ. Но положим, здоровые и действительно делались больными, пища была дурна, казенные деньги на белье не употреблялись по назначению, и слухи были верны, и ревизия была справедлива, все-таки г. Билогруд, верный относительно самого факта, несправедлив относительно личностей. По крайней мере г. Билогруд в статье своей не представил никаких доказательств на то, что госпиталь киевский почему-нибудь стоит ниже других наших госпиталей. Г. Билогруд вероятно согласится со мной, что крайний абсолютизм исключает непогрешность (относительную) в деле. Боясь неправды, он должен бы был прежде всего владеть статистическими сведениями по госпитальному делу, чтобы формулировать его так или иначе. Быть может тогда он и не нашел бы никакого основания предавать лицо, не выступающее из обыкновенного уровня, публичному разбору. Да и какая была бы надобность ему, человеку добивающемуся истины, выставлять одного из целых тысяч, если бы он знал, что эти тысячи имеют ровно одни и те же качества. Ведь ему - дело до дела.

Мне всегда казалось, что вернее достигается цель - исправление наличных недостатков (что вероятно хотел иметь в виду и г. Билогруд) тогда, если трактуется целое сословие насколько оно причастно не хорошему, нежели тогда, когда разбирается один человек. Там рельефно выступают все побочные обстоятельства, от которых зависит нехорошее, - верно определяются средства к исправлению дела, - здесь, независимо от всего, зло целое вменяется одной личности, и целая процедура дела разрешается одной неудачей одного неделимого.

Владей г. Билогруд точными сведениями по госпитальному делу, он не пришел бы в восторг от того, от чего приходит он в настоящее время. Грозная туча разразилась над грешными. Ведь это только слова, это одно - ничего. Впереди грешных шли грешные, за грешными пойдут грешные, и г-ну Билогруду (пишущему статьи) непозволительно не знать, что в перемене состава чиновников никто не видит изменения тех условий, по которым понятие чиновник и благоприобретение на государственной службе сделались у нас нераздельными; г-ну Билогруду непозволительно не знать, что обычай брать деньги, где только можно, освящен у нас веками, уважается большинством (в противном случае он давно бы вывелся) и что искоренить этот обычай не так легко, как бы казалось, и по крайней мере не мерами, рекомендуемыми г. Билогрудом.

Владей г. Билогруд точными сведениями по госпитальному делу, он не нашел бы основания подвести тот класс людей, который называется госпитальными ординаторами, под одну категорию. "Ученые мужи из боязни генеральского мундира забыли всякую науку". Он потрудился бы наконец развить несколько смысл этой высокопарной фразы. Если некоторые из ординаторов, разгадавшие систему, по которой проводятся чиновные заветные мысли по всех ведомствах, и смотрят с подобострастием (не боязнью) на генеральский мундир, то все-таки положение г-на Билогруда далеко не относится ко всем: иное дело г. Билогруд в каждом направлении лица влиятельного видит одно доброе из уважения к тому, что оно влиятельное; иное дело, независимо от лица, считать то или другое направление добрым; иное дело понимать дурное в направлении и служить ему все-таки верой и правдой; иное дело видеть доброе и злое в человеке, по сравнению с другими одного рода - находить относительное положение известного лица, - разделять доброе, перечить злому и совсем другое дело там, где видится во всем зло, где важно не то, или другое направление лица, а слегка затронутая личность.

Но я право не имел ввиду разбирать статей гг. Билогруда и Нейтрального; мне хотелось только всмотреться в нравственный смысл их, - и я к концу должен признаться, что я не пришел ни к каким положительным результатам. Я мог бы, пожалуй, построить целую кучу предположений, не совсем безобидных для авторов, но я боюсь приписать им что-нибудь несправедливо, - и я решаюсь только думать, что оба они не имели в виду ни госпитального интереса, ни госпитальных больных, - что оба они добивались чего-то другого: г. Билогруд написал похвальное слово ревизору и ревизии, Нейтральный написал похвальное слово комиссариатским чиновникам; г. Билогруд неравнодушен к киевским госпитальным чиновникам, - Нейтральный крепко сердит на каких-то людей, привлекших петербургскую птицу г-на Билогруда на свою сторону; г. Билогруд с нетерпением дожидает окончания другого следствия, имеющего убить наповал госпитальных чиновников и восстановить благоденствие больных арестантов; Нейтральный возлагает надежду на какого-то добросовестного следователя, имеющего изобличить гнусную клевету каких-то мнимых прогрессистов и воздать по заслугам госпитальным чиновникам.

Ничего не понимаю, вижу какие-то лица, слышу какие-то речи: госпиталь, ревизор. Честность аптекаря, честность комиссариатских чиновников - ничего не понимаю.

Да впрочем я и не обязан понимать все и всех. Что за дело мне до гг. Билогруда, до Нейтрального, до их статей, до их нравственного смысла. Бог с ними!

Я всегда понимал ложное в госпиталях, но я хотел отличать то, что следует вменять постановлениям от того, что зависит от личностей. Следуя этому, я не умел находить удовольствия в чьем бы то ни было падении, если только по моему логическому складу с этим падением законно не связывалось улучшение дела, - следуя этому я и теперь, когда другие обращаются к госпитальным лицам, обращаюсь к положениям, на которых организован госпиталь.

(Продолжение в след. № К. Т.)

Д. А. Н-ский.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua