Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Киевский театр

Фельетон.

(Окончание).

Русская драматическая труппа в начале прошедшего сезона состояла только из Г.г. Иванова, Кейль, Ольшанского и актрис Ивановой, Кейль да еще если только помнит кто нибудь из Киевлян, двух актрис, фамилии которых кажется были Андерсон и Васильева… право хорошо не припомню, да не стоит и вспоминать о них. Исключив из этой труппы довольно хорошего комика г. Иванова, не было ни одного артиста, который бы мог занимать хотя второстепенные роли в любой провинциальной труппе. Вот главная причина отчего на нашей сцене в начале сезона ставились и постоянно очередовались пустые фарсы: Кум мирошник, Покийнык Опанас, Ямщики и т. п. пьесы, которые ни требовали ни замысловатой обстановки, ни головоломного изучения ролей, ни посещения публики. Гг. артисты играли как им вздумалось и никто из публики не претендовал потому собственно, что артисты играли из любви к драматическому исскуству и практиковались на сцене. Но вдруг как неожиданный метеор, неизвестно из каких стран явилась г-жа Павлова и выступила в Параше Сибирячке… Борковский заметив маленькой оттенок таланта в юной, в первый раз вступившей на киевскую сцену дебютантке, начал ставить на сцену: Тридцать лет или жизнь игрока, Станционный смотритель и т. п. Но увы! вскоре в игре г-жи Павловой мы заметили чуть просвечивающийся талант. Неловкое падение ее в пьесе Станционный смотритель разочаровали г. Директора и этот предполаганный ряд всевозможных драм обрушился, а вместо его появилось повторение Кума мирошника, Барышни-крестьянки и т. п. Павлова не долго практиковалась на киевской сцене: повелительная рука благоверного ее супруга увела со сцены юную дебютантку в присутствии публики и спектакль прекратился. Весь этот скандал произошел от того, что г. Борковский по условию не дал билета ее мужу.

Вскоре после болезни выступила на киевскую сцену г-жа Млатковская, а с ее легкой руки начались почти ежедневно дебюты новоприезжающих артистов и артисток. Какое раздолье! Вы читаете на афише, то для первого дебюта, то для второго, то для третьего и последнего. Словом дебюты посыпались целым рогом изобилия, но это все были артисты не ангажированные и приглашенные г. Борковским, а случайно заехавшие в наш край на богомолья, чтоб при случае поступить в Киевский театр. И так дебюты начались день за днем. Представьте на нашей сцене было 13 дебютантов!… Но увы! все они решительно были не замечены и не оценены, потому, что происходили в пустом театре… при таком положении трудно оценять таланты: актер тогда только в состоянии высказать свое дарование, когда он одушевлен вниманием зрителей, а для райка, право не стоит напрасно ломать голову! Подобный прилив артистов истинная находка антрепренеру - тут ему легче всего условиться: он назначает жалованье какое ему вздумается, а актер с свистуном в кармане должен согласиться. Выписать актера гораздо труднее - тогда все кондиции делаются за глазами, и актер будучи на должности, располагает как ему вздумается, но при условии решившись ехать в другой театр, нужно хорошенько написать контракт, чтоб потом вместо 120 р. жалованья не получить вместе с женою 80-ть. Ведь все случиться может! Как бы то не было, но в нашу труппу много поступало… да и довольно выбывало. Разберем теперь подробно это море с его приливами и отливами.

Главное комическое амплуа на нашей сцене принадлежит г. Иванову, который при своем таланте, если бы более обратил внимание на изучение ролей, чрез что перестал бы говорить заикавшись, повторять по нескольку раз одни и теже речи, то он был бы явлением не только приятным, но и замечательным на провинциальной сцене. В игре г. Иванова весьма много комизма, но он обвит каким-то однообразием, постоянной улыбкой и мы во всех исполняемых им ролях видим Иванова. Он иногда принимает на себя роли драматические, но в исполнение их он скорее пробуждает в зрителе смех, нежели участие. Ни слова, у него есть некоторые роли в драмах, которые ему удаются, - как в пиесах: Машенька, Материнское благославление, Эсмеральда, но здесь у него является привычка шопотом говорить и подымать глаза к небу. Иванову кажется, что драма должна выражаться криком или шопотом. Нет! во всем нужна натура и спокойствие, а не натяжка. Принимая на себя роли в роде Боярышкина, де-Жермана, Отца (Отец семейства) и т. п. дают право думать, что г. Иванов и от Гамлета не откажется… но как его исполнить… поставим точки.

Драматические роли в роде: Гамлета, Нино и т. п. одно время занимал на нашей сцене г. Федоров, актер приятной наружности, красиво сложен, с хорошим органом и довольно удачным чтением монологов. Нет сомнения, что мы г. Федорова не будем сравнивать с Каратыгиным и Мочаловым, но во всяком случае, он всегда не лишний на нашей сцене, и с удалением его из труппы, порядочный пробел остался при исполнении драм и серьезных комедий. Г. Федоров еще артист молодой, у него много впереди и он мог бы современем быть замечательным артистом, если-б отбросил свои привычки подмигивать бровями и припрыгивать на одной ноге; ему кажется, что это красиво, а со временем делается невыносимо. В первый его дебют, Владимир Заревский, эти недостатки нам показались естественны, потом неприятны, наконец невыносимы и мы увидели, что это конек, на котором хочет выехать г. Федоров.

На амплуа драматическое появился было еще г. Соболев, но остался не долго, - да и лучше: это был какой-то мясник, которому не доставало фартука, забрызганного кровью и топора в руки. Этот сезон особенно был богат артистами, претендующими на драматическое амплуа. Кроме поименованных появились на нашем горизонте гг. Немов и Русинов - первый громогласно оборвался в роли Нино (Уголино), а второй с триумфом шиканий и свистов продебютировал в Козьме Рощине. За удаление из нашей труппы гг. Русинова и Соболева мы истинно признательны г. Борковскому, что-же касается г. Немова, то он небесполезный был, если не в драмах, то в ролях водевильных, разумеется в тех, где не встречаются куплеты, которых он петь не может.

Г. Бушено с большими претензиями на амплуа комических старичков, волокит и т. п., но об игре его, как не представляющей никакого сценического достоинства, мы говорить не станем. Лучше всего о актерах с смелым заблуждением, что они таланты, не говорить ни слова и повторить слова одного театрального летописца: пусть его восхищается и восхищает тех, которым больше всего нравиться шутовство, арлекинство и ковырянье в носу, - чем занимал, право не знаю кто из актеров, игравший роль Фиша в пьесе А. и Ф.

Г. Некрасов играет роли преимущественно из купеческого быта, русских мужичков, ямщиков и т. п. Он еще молод, а потому много у него впереди, если он будет стараться обработать свое обдарование и перестанет бросаться на такие роли, для которых он еще слишком молод. Напр. г. Некрасов играет Смотрителя, эта роль требует глубокой обдуманности и хорошего знания сцены, а ему кажется, что подобную роль также легко сыграть как Виктора в вод. Ножка. Мы видели г. Некрасова в ролях Мордаплюева (Жених из ножевой линии) и Торцева (Бедность не порок), в первой он принял какие-то неестественные позы, от которых после спектакля пожалуй и спина может заболеть, вторую роль пересолил и сделал из нее, не достойного сострадания идиота, а какого-то базарного шута. Кто знает, может эти роли со временем будут также хорошо выдерживаться как Спичкина, Лисичкина или в комедии Незнакомые знакомцы, но теперь они еще слишком не в пору, актеру молодому, но заметно с просвечивающимся талантом.

Г. Шумский, актер на амплуа молодых пейзанов, прокутившихся повес, франтов и т. п. В игре его заметны проблески комизма, но он облачается в неприличные формы, часто г. Шумский на двусмысленных словах делает через-чур резкие ударения и заставляет краснеть не только прекрасный пол, но и порядочного посетителя кресел. Кроме незнания ролей у г. Шумского, есть еще один и весьма важный недостаток, но он не столько вредит таланту, сколько неприличен пред публикой, которую не всегда же составляют одни посетители райка. Мы надолго будем помнить пьесу Машеньку, в которой роль влюбленного офицера играл г. Шумский… и с этакой личностью Машенька решилась убежать от своего отца, который так любил и холил ее? Как себе хотите а гг. артисты часто убивают пиесы и представляют их в превратном смысле. Хотя г. Борковский в своем ответе пишет, что актеры не могут уронить пиесу, но я громогласно протестую и скажу, что часто самые пустые фарсы иногда имеют блистательный успех собственно от игры гг. артистов.

Г. Семенов. Актер не бесполезный, никогда не портит своих ролей, твердо их изучает и главное не претендует на свою игру. Оставив свои всегдашние привычки шаркать ногами и пред началом речи говорить гм, он может быть в любой труппе небесполезным членом.

Г. Дмитриев - режиссер Киевской русской труппы - этого довольно.

Г. Максимов, не артист, но в его репертуаре есть несколько ролей, которыми он изо всех сил старается рассмешить раек, напр. часто он входит на сцену с взъерошенной головой, как в роли Держиморда (Ревизор). Г. Максимов, как не претендующий на свои достоинства, совершенно остается доволен, если кто нибудь из райка громогласно возопит: »браво, Максимов!!!« разумеется при этом подхватит кто нибудь фора и Максимов с довольным лицом и приятной улыбкой уходит со сцены.

Гг. Петрашевский, Кейль и Федоров 2-й первые, но только от воды.

Г. Ольшанский как замечательный без всяких недостатков талант не подчиняется критике - он также хорош в пиесах русских как и в польских.

К разбору артистов русской труппы следовало-бы причислить г. Протасова, но так как он в нашу труппу ангажирован не был, а только из любви участвовал в нескольких спектаклях, то мы и ограничим наши замечания следующими словами: дикция, сметливость, движения и манеры этого артиста изменяются по собственному желанию и произволу. Комизм его натурален, без натяжек и фарсов. В четырех спектаклях, которыми он подарил нас, публика приняла его громом рукоплесканий и вызовами. - Нам остается пожелать одно, чтоб г. Протасов остался в нашей труппе и дирекция позаботилась побольше приобресть таких членов.

Первое место в женском персонаже бесспорно принадлежит г-же Протасовой - артистке в полном значении этого слова. Г-жа Протасова играет и в драмах, и в комедиях: в первых она растрогает до слез, во вторых, своей непринужденностью, легким переходом периодов умеет настроить публику в самое приятное расположение духа. Публика полюбила г-жу Протасову и всегда с удовольствием посещала те спектакли, в которых она принимала участие. В драмах, признаемся, мы часто сожалели о г-же Протасовой, которой приходилось на своих плечах вывозить целые пьесы. Иногда ее окружали не артисты, а какие-то автоманы, которые вместо того, чтобы отвечать ее чуствам и патетическим сценам, рассматривали публику или наблюдали за суфлером, чтоб громче подсказывал. В игре Протасовой самое важное достоинство - обдуманность характера, который она старается сохранить в том виде, каким его нарисовал автор. Главные роли из ее репертуара следующие: Мария (Материнское благословление), Амалия (Жизнь игрока), Катерина (Гроза). Мы никогда не позабудем ее прекрасной игры в пьесах Далила, Бойкая барыня, Браслет и многих других. Словом это артистка с большим знанием сцены и любовью к драматическому исскуству. Протасова в любой труппе может занять первое место и потому нам нужно дорожить подобными талантами. Этими несколькими словами мы ограничим наше мнение о г-же Протасовой, успевшей приобрести любовь здешней публики, которая дарила ее постоянными вызовами и аплодисментами.

Г-жа Млотковская, опытная с большим знанием артистка на амплуа светских дам, старых женщин, пожилых девиц и т. п. Игра г-жи Млотковской прекрасная, в ней мы видим не подражание, а чистую натуру и непринужденность. Играя простую бабу или сваху, вы видите в ней жесты, походку и речи простые - в роли светской дамы, облагороженная манера, изысканность в обращении и приемах. Словом артистка весьма полезная и необходимая на нашей сцене. Многие роли из ее репертуара выдерживаются прекрасно, напр. Канари (Владимир Заревский), Маркиза де-Серни (Материнское благословление), Жервеза (Эсмеральда) и т. п. В первой она представила умирающую женщину и тут видно было, что глубоко вникнула в каждую сцену, во второй изобразила гордую и хитрую женщину, в третьей изнуренную, полуумную затворницу.

Г-жа Некрасова на амплуа молоденьких барышень, гризеток и ролей так называемых с переодеванием. Мы не можем назвать ее артисткой, но во всяком случае с удовольствием можно смотреть на ее живой характер и всегдашнее расположение на сцене. У г-жи Некрасовой есть один недостаток, она часто ни к селу ни к городу разражается хохотом, положим, что иногда приятно видеть улыбку, но это уж некоторым образом делается неуважением к публике. В отношении гардероба должны заметить г-же Некрасовой, что она часто неглижирует им и выходит на сцену в несоответственных костюмах.

Г-жа Немова играла некоторые роли с большим успехом, но в труппе нашей не осталась, и после дебютов уехала.

Г-жа Петрова была небесполезной актрисой в нашей труппе и так как у нас большой недостаток на ее амплуа, то она почти была необходимый член во многих пиесах. Обладая хорошеньким личиком, приятным голоском может с большим успехом занимать водевильные роли, тем более если постарается уничтожить свою привычку при выходе качать головою, в особенности в то время, когда зефиром убегает со сцены.

Г-жа Иванова артистически выучивает роли и право с ней в этом отношении не может посоперничать ни один школьник. Если бы к этому дарованию, да наделила Мельпомена г-жу Иванову хоть маленьким талантом, это был бы редкий феномен в любой труппе!

Г-жи Добруцкая и Милославская, актрисы необходимые в нашей труппе, для пополнения сцены где нужен народ, крестьяне и хоры без голосов.

Г-жа Кейль. Некоторые роли выдерживает довольно удовлетворительно, разумеется не Магдалину в Материнском благословении, которую дирекция отдала ей для того только, чтоб пиеса эта была поставлена на нашей сцене.

Оканчивая настоящий обзор, мы получили ответ дирекции театра, в коем ничего не высказав г. Борковский обещается представить подробный отчет. На это воззвание мы получили в редакции статью, от г-на Роберта Д-ло, который оканчивает ее следующими словами: »Прочитав сегодня ответ Вам, г. редактор, напечатанный г. Бортковским отдельно от вашей газеты, благодарим г. Борковского за выраженное им обещание издать вскоре брошюру, в которой будет изложен подробный отчет обо всем касающемсь театра, отчет, - основанный на книгах и актах, кои ведут посторонние лица (?!), а не директор. Отчет этот должен быть чрезвычайно интересен по правдивым выводам, кои, вероятно, посторонние лица не упустят включить в брошюру. Я также стороннее лицо; но даю вам честное слово, что никаких отчетов не составляю, равно как книг театральных не веду и актов не ствержаю, в удостоверенье чего и руку прилагаю«. В весьма непродолжительном времени, мы обещаем дать наш ответ г. Борковскому, а теперь на заметку г. Борковского, что я не хотел поместить его ответа в Киевском Телеграфе отвечаю, что я с величайшим удовольствием соглашался принять это образцовое произведение, только не раньше как в №24 К. Т., то есть в то время, когда будет окончена моя статья о театре и когда предварительно статья будет мною прочитана, но г. Штифель, секретарь театра, хотел, чтоб я не читая дал подписку, что напечатаю - поросенка да и то в мешке не покупают, а не только брать статьи и давать подписку в напечатании, не прочитавши их. (?!!).

А. Юнк.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua