Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Местная корреспонденция Киевского Телеграфа

Из Звенигородки (от 21-го марта)

По произведенных на сих днях исследованиям, не далеко от м. Шполы, в Звенигородском уезде, оказалось, что семена саранчи, положенные в прошлое лето, не смотря на чрезмерно жестокую зиму, остались не поврежденными. Будучи принесены в теплую комнату они чрез 8 дней преобразовались в саранчу. Из этого следовательно можно предвидеть, что страшный враг саранча, появится в этом году в неимоверных массах и что необходимо будет предпринять своевременно меры предосторожности, чтобы избегнуть производимых опустошений. Также и семена столь вредных для свекловицы долгоносиков (Curculio) и других жучков, особенно на полях засеянных эспорцетом остались вовсе не поврежденными. По этому во многих соседних имениях предположили подражать методе графа Бобринского и высевать свекловичных семян по 4 или 5 пуд. на десятине (тем более что семяна теперь так дешевы) потому, что при повреждении густого посева свекловичные всходы не так подвергаются опустошениям, производимым этими жучками и все таки остается достаточно растений. Посевы же эспорцета совершенно оставить, так как он без того не здоровый и мало урожайный корм.

Фон Ейер.


Из Новоград-Волынска (17 марта 1861 г.)

В последних числах февраля священник села Озера, Луцкого уезда, Антонович приехал, по делам службы, к благочинному Метельскому и остался ночевать у него. Ночью из конюшни Метельского были уворованы пара лошадей Антоновича и одна лошадь Метельского.

Священник Антонович на другой же день отправился за преследованием воров, но сделав более ста верст по Луцкому и Ровенскому уездам никак не мог напасть на следы воров. Наконец как-то случайно, в Ровенском уезде, он узнал, что два какие-то евреи проехали, с неделю тому назад, на тройке лошадей, совершенно схожих с поворованными, по дороге в Корец. Священник Антонович направил свой путь в Корец и по дороге все более убеждался в том, что лошади были действительно его и что воры поехали на них в Корец.

Прибыв в местечко Корец, священник Антонович рассказал свое горе приставу Григоровичу и просил его оказать ему содействие в поимке воров. Причем Антонович описал ему по собранным им по дороге сведениям приметы евреев-воров.

Пристав Григорович, выслушав рассказ священника, был уверен, что эти воры - должны быть корецкие мещане братья Ицко и Бенюмен Хмары, люди двусмысленного поведения и очень любящие чужих лошадей. Не теряя ни минуты времени, он тот час же отправился в дом обоих братьев, сделал обыск, но лошадей не нашел и узнал только, что, во время воровства лошадей у священников Антоновича и Метельского, Хмар не было в Корце и оба они сбивались в своих ответах о том - где они были в конце февраля.

Это дало приставу Григоровичу повод думать, что Хмары - нечисты в этом деле, но он, пока, оставил их в покое, а сам принялся разведывать - куда они девали поворованных лошадей. Наконец г. Григорович узнал, что Бенюмен Хмара продал пару лошадей, совершенно схожих примет с лошадьми Антоновича еврею Русановскому, живущему вблизи Корца, и тоже человеку подозрительному, и что Русановский на другой же день после этой покупки отправился в Киевскую губернию.

Не говоря никому ни слова пристав Григорович дает своих лошадей рассыльному и формальный приказ - отправится по дороге в Киев, везде по дороге спрашивать про еврея Русановского, непременно догнать его и если он увидит, что у Русановского будет пара лошадей таких-то примет, то чтобы обратился к местному начальству с просьбой об арестовании Русановского и потом бы доставил его, вместе с лошадьми, в местечко Корец.

Рассыльной, расторопный малый, буквально исполнил приказ пристава. За Житомиром он напал на след Русановского, своротил с шоссе, и в местечке Рожев, Радомысльского уезда, догнал Русановского. Увидя при нем пару лошадей тех самых, которые нужны были, он обратился к местному начальству, показал полученный им приказ от пристава Григоровича, открытое приглашение всех начальствующих содействовать ему в преследовании Русановского и просил об арестовании Русановского. Еврей был тот час же арестован и сдан на руки рассыльному, который на третий день вместе с лошадьми доставил его в местечко Корец.

Лошади оказались принадлежащими священнику Антоновичу. Тогда пристав Григорович тот час арестовал братьев Хмар и потребовал от них третьей лошади - благочинного Метельского. Младший брат, как небывалый еще в тюрьме, увидя на лице улику, сознался приставу, что брат его Ицко действительно уворовал лошадей у священников, а он только продал их Русановскому; при чем и Русановский знал, что это были воровские лошади, но Бенюмен никак не хотел сознаться, где он девал третью лошадь. Между тем пристав Григорович вспомнил, что у Хмар еще есть третий брат Мошко, человек впрочем честный. Он к нему. Мошко сказал, что он ничего не знает о воровстве его братьями лошадей и что у него нет никакой лошади, тогда как пристав положительно узнал, что у него была какая-то лошадь. Почему он ему объявил, что если до следующего дня он не представит ему третьей лошади, то он непременно будет арестован.

На другой день после этого разговора сотский соседнего с Корцем селения Деражни представил приставу лошадь, неизвестно кому принадлежащую, которая с раннего утра ходила одна по улицам селения.

Лошадь эта была та самая, которую искал пристав. Легко догадаться откуда она взялась.

Отобрав показания от Хмар и Русановского, пристав Григорович вместе с задержанными при них лошадьми передал их судебному следователю, который юридическим образом доказал вину Хмар и Русановского.

Таким образом в пять дней времени по распорядительности пристава Григоровича отысканы поворованные лошади, задержаны и отданы в руки правосудия преступники.

Если бы было побольше таких приставов, как г. Григорович - хороша была бы у нас полиция, и худо было бы жить на свете людям подобным Хмарам и Русановскому.

С.


Из Бердичева (от 25 февраля)

Покорнейше прошу редакцию Киевского Телеграфа занести в свою летопись поступок одного Бердичевского врача, который, отстоя немного от благородного поступка, заявленного уже в Вашем органе, тем не менее заслуживает уважения потому, что в нем высказывается благородная черта, редко встречаемая в некоторых врачах нашего пресловутого Бердичева. Кто не согласится с нами, что самое первое условие достойного жреца Эскулапа должно состоять в возможной гуманной готовности врачевать больных и вовремя доставлять пособия, так как болезненные припадки большею частию и до прибытия врача своенравно могут разрешить гамлетовский вопрос - жить или не жить? По крайней мере мы полагаем, что даже и в неэкстренных случаях болезни врачи должны это делать ради высокого своего призвания, хоть ради того чтобы успокоить больного, пред которым при всяком случае грозная смерть рисуется со всеми своими ужасами.

К сожалению же некоторые врачи не вполне оправдывают свое призвание. Так например, у одного из учителей Бердичевского училища появились симптомы такой болезни, которая требовала немедленного появления врача. Пораженный таким проявлением своей грудной болезни, учитель обратился к врачу, который, уведомленный тоже о болезни учителя, великодушно удостоил пациента своим визитом тогда, когда в нем более не нуждались, и решился, правда, появиться и в другой раз, но чрез четыре дня (всегдашнее его обыкновение). Разумеется, что ждав и не дождавшись его, учитель вынужден был обратиться к другому врачу, который не замедлил явиться, и не один раз, а несколько раз. Имя этого достойного врача Д. Волькенштейн, поступок которого еще тем более должен сделаться известным общественному мнению, когда он предложенного вознаграждения не согласился принять, и как видно на том основании, что оно нанесло бы значительный ущерб и без того уже несостоятельному карману бедного учителя. Отрадно, я думаю, не только для нас одних, но и для всех благомыслящих людей узнать, что в то время, когда другие, посвящая себя мелочным интересам жизни, ожидают - Бог весть за какие заслуги медали (не знаю уж какие), встречаются между нами и люди добросовестные, вполне понимающие свое назначение.

Надеюсь, что редакция нашего местного органа не откажет поместить эту краткую заметку, которая, быть может, побудит некоторых понять, что надобно же наконец перестать пятиться назад, а пойти уже на встречу времени, чего, как видно, лекарь Р. понять не хочет.

И-с-к-р-а.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua