Политическое обозрение

Дела Венгрии с каждым днем принимают более и более серьёзный характер. Носится даже слух, что в весьма непродолжительном времени, Венгрия объявлена будет в осадном положении. Хотя подобный слух некоторые считают неосновательным или по крайней мере преждевременным, однако он доказывает, что австрийское правительство решилось не исполнять своих обещаний и издавая постановления противные смыслу данных обетов, возбуждает ненависть и движение в народе. Негодование это заявилось протестами нескольких комитатов, пренебрежением к официальным правительственным лицам, вследствие чего, извещают, даже г. Капу подали в отставку и наконец единодушным решением членов пештенского магистрата сложит свои служебные обязанности.

Правительство отнимает одну за другой венгерские инстуции, а народ решился держаться своих прав и не принимать ничего, что не соглашается только с духом конституции. Таким образом положение дошло до той крайности где нет уже никаких средств развязать *** дружелюбно. Резче всего высказывает это орган венгерской придворной канцелярии - газета Pesth-Ofen Ztg. Она говорит, что правительство до сих пор не предприняло еще решительных мер против венгров, но положило отнюдь не делать ни малейших уступок, повелело немедленно приступить к рекрутскому набору в Венгрии и при малейшем сопротивлении комитатов решилось распускать оные.

Первое постановление, как известно, сделано уже давно, а только было приостановлено в совете министров из опасения раздражить венгерцев, ныне же последовал императорский приказ привести его в исполнение мерами нарушающими права конституции. Приказ этот, как извещает депеша из Пешта от 20 т. м., канцлер Форгач разослал ко всем комитатам, при чем он спрашивает может ли рассчитывать в этом деле на содействие комитатских чиновников, если же нет, то каким образом поступать он должен.

Но не только в отношении одной Венгрии, но в отношении и других провинций венское правительство принимает старые репрессивные меры, притом оно кажется решилось выказать вполне всю ничтожность своих парламентских учреждений. Так, в одном из прошедших №№ пол. обоз. мы извещали о намерении венского кабинета воспользоваться закрытием государственного совета и составить независимо от его участия бюджет на будущий 1862 год. Действительно нынче официальная газета Wiener Ztg. обнародовывает императорский диплом от 12 т. м., утверждающий государственный бюджет на будущий 1862 г. Как причину обнародования этого бюджета, без предварительного одобрения государственного совета, диплом приводит то обстоятельство, что государственный совет не рассмотрел проекта, который представлен был министерством по вопросу государственных приходов и расходов, почему и бюджет не мог быть составлен конституционным образом. Вследствие чего правительство руководствоваться будет при взимании податей и различных других пошлин и повинностей существующими постановлениями до тех пор, покуда они не будут рассмотрены и исправлены путем конституционных учреждений.

Таким образом в этом постановлении изнасиловано одно из существеннейших парламентских начал, а между тем, кто же может сказать, что такое действие лишено законной основательности. И вот в силу такой законной основательности совершаются в целой австрийской монархии самые жестокие притеснения. Каждый самоуправный поступок, каждая обременительная административная мера непременно находит законное оправдание в бесчисленном множестве старых и новых постановлений. Один из чешских депутатов в государственном сейме следующим образом выставил картину всевозможных притеснений, которые терпит общество от этих бесчисленных административных и полицейских инструкций. Он рассказывает, что один крестьянин запрягал лошадь в телегу у ворот своего дома. В это самое время проходил жандарм, и, заметивши что на дверях дома нет дощечки, на которой должно быть выставлено число лиц, живущих в доме и подлежащих конскрипции, стал записывать это упущение в свою книжечку, ибо за такое упущение взыскивается штраф с хозяина дома. Крестьянин оправдывался тем, что дощечка эта есть, что ее сорвал в ту же самую ночь ветер, и что дети унесли ее только домой, - и он поспешил в дом, чтобы предоставить ее жандарму. Проступок №2 «Лошади осталась на улице одна без проводника». Жандарм последовал за ним, вдруг выскочила собака и бросилась на него. Проступок №3: «собака не на привязи». Жена крестьянина топила в это время печку, и испуганная всем этим с зажженною лучиною выскочила на улицу, дабы поймать собаку. Проступок №4: «неосторожность с огнем». В досаде на столько штрафов за один раз, крестьянин схватился за волосы и сказал сам про себя: «чорт возьми, просто нет сил жить даже в собственном доме от этих жандармов». Замечание хотя было сказано шепотом, однако достигло уха жандарма. Проступок №5: «Неприличные выражения и грубость жандармам» - Словом, оканчивает рассказчик, положение дела дошло до такой степени, что в Богемии, особенно в деревнях, нельзя встретить ни одного самого честного и уважаемого человека, который бы не подвергся взысканиям вследствие доносов со стороны полиции. Результатом всего этого такая деморализация, что между тем как до 1848 г. каждый честный крестьянин считал стыдом подвергаться взысканию, теперь он не видит уже в том ни малейшего позора.»

За то, в то самое время когда одно из просвещеннейших европейских держав попирает у себя все свободное и моральное, в центре грубого деспотизма проявляются идеи либеральности. Недавно появился в газетах текст конституции дарованной тунисским беем своим подданным. Факт этот должен иметь важное значение для востока, ибо изобличает первый шаг к распространению либеральных идей в мусульманском мире.

Этот государственный акт дарует во первых одинаковые права всем подданным без различия народностей, племен и вероисповеданий, гарантирует свободу и неприкосновенность личности каждого подданного, его имущества и чести. Каждому взятому полицией, через 48 часов объявляют причины по которым он подвергнулся аресту. Проступок тогда только считается действительным, когда он признан большинством судейских голосов при соблюдении всех законных правил следствия. Тоже самое относится и к отставлению от должности должностных лиц. До произнесения приговора никто – будь он самый важный преступник, не подвергается ни какому позорному наказанию, наконец назначается определенный срок военной службы и отменяется насильное вербование солдат.

Все жители Туниса несут пропорционально своему имуществу правильные налоги, от которых не освобождается никто, каково бы на было его общественное положение. В случае если владелец осужден на смерть, имущество его целиком переходит к его наследникам. Наконец бей объявил свободу торговли т.е. что всякий может торговать чем ему угодно, правительство же отнимая у себя исключительное право торговли обязывается только способствовать ее развитию.

В заключение конституция эта признается священною ненарушимою навсегда, и как бей так и все его наследники при вступлении на престол обязываются клятвенно сохранять ее неприкосновенность и целость.

Частая тревога, причиною которой бывает страсть французских публицистов печатать анонимные брошюры политического содержания, принудила министра внутренних дел издать закон обязывающий каждого составителя брошюры подписывать свою действительную, а не вымышленную фамилию, и вообще положено оградить во Франции свободу печатания политических брошюр. Последняя брошюра: «Император Наполеон III и король Вильгельм» подверглась конфискованию за напечатание мнимого письма Императора к прусскому королю.


Новейшие известия

- 18 т.м. совершилось празднество коронации прусского короля и королевы в Кенигсберге.

- По известиям из Бухареста кабинет молдавский находящийся под президенциею Пано подал в отставку. Князь Куца назначил директоров всех шести департаментов временными министрами, впредь до составления нового кабинета.

- Из Пешта 17 октября н.ст. получены известия, что управляющему финансами жители устроили кошачью музыку. На эту сцену явилась полиция за ней войско и толпа рассеялась тотчас; сделано несколько выстрелов, при чем однако раненых не оказалось; войска заняли соседние улицы и спокойствие больше нарушено не было.

- Письма из Рагузы уведомляют, что Омер-Паша пытался было укрепить ущелье горы Дуга, но был настигнут ночью инсургентами в числе 6,000, которые разбили 3,000 турецкий корпус поставленный в этом месте.

- Сербия и Черногория заключили между собой секретный союз.

- Из Гон-Конго получены известия об одержанной императорскими войсками победе над инсургентами; всех взятых с оружием в руках числом до 3,000 тысяч победители умертвили без пощады.

- Письма из Копенгагена подтверждают слух о том, что датское правительство отправило в Берлин новую ноту, в которой просит Прусское правительство найти положительные и обдуманные средства к тому, чтобы решить раз и навсегда недоразумения существующие между германским союзом и Данией. Полагают, что правительство датское готово дать Голстинии и Лауенбургу самоуправление во всем что касается судопроизводства, финансовой и гражданской администрации.

- Совет женевского кантона, не довольствуясь замещением в Constitutionel опровержения против статьи напечатанной в этой газете, затевает с ней тяжбу. Что действительно статья эта имела цель политическую, показывает уже то значение, которое ей приписывает союз а также воззвание жителей Женевы к союзному совету дабы войска союза заняли как можно скорее город.

(J. de St. P. G. P. С.П.В.) Р.К.