Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




Новые правила для публичных лекций

Г. управляющий министерством народного просвещения предложил временной комиссии, учрежденной для управления делами Санкт-Петербургского университета, составить проект правил для публичных лекций, взамен правил, составленных слишком двадцать лет назад (в 1841 году), при других обстоятельствах и ныне уже несоответствующих своей цели. Вследствие этого, комиссия составила Проект нового положения о публичных лекциях в Санкт-Петербурге и Объяснительную записку к проекту. «Проект» и «Записка» сообщены теперь советам прочих университетов, для обсуждения и исправления по их замечаниям. Считая оба эти документа интересными для читателей, и не принадлежащих к университетскому сословию, передаем их здесь, в том предположении, что обнародование их может подать повод к главному обсуждению вопроса прежде, нежели проект получит силу закона.

І. Объяснительная записка к проекту нового положения о публичных лекциях в Санкт-Петербурге. - Подвергаемое ныне просмотру положение о публичных лекциях в Санкт-Петербурге, 1841 года, требовало от желающих читать лекции столь многих удостоверений и ручательств и относительно знания, и относительно искусства излагать предмет, и относительно благонамеренности видов, что в сущности правом читать публичные лекции пользовались только лица, занимавшие кафедры в высших правительственных учебных заведениях, да и для них получение разрешения сопряжено было со множеством формальностей, хлопот и со значительной проволочкой времени. Притом означенное положение не достигало своей цели, потому что не ограждало достаточным образом общество от нравственного вреда, который мог быть причинен читавшим. Суждение о благонамеренности лица основывается на данных столь неверных и шатких, что невозможно мотивировать этими данными отказ, и что лицо или ученое сословие, отказавшее кому-либо в праве читать, по причине его предполагаемой неблагонамеренности, не могли не подвергнуться нареканиям за притеснение и обвинениям в произволе.

По сим соображениям комиссия пришла к убеждению, что при составлении нового положения о публичных лекциях надлежало бы ограничиться требованием от читающих одних удостоверений относительно знания, не требовать никаких ручательств относительно искусства излагать устно свои мысли; наконец, что касается до благонамеренности, то, отказавшись от всяких предупредительных розысканий о характере, нравах и образе мыслей желающего читать следовало бы противодействовать злоупотреблениям свободы слова только мерами карательными, применяемыми к преступнику обыкновенным порядком, по следствию и суду. Желательно было бы, чтобы подобные дела, минуя низшие суды, начинались производством в уголовной палате, которая судит в первой дистанции преступления, исчисленные в 13-й статье 2-й части XV т. св. зак. (*), а равно и обиды личные посредством печати на основании высочайше утвержденного мнения государственного совета от 26-го декабря 1860 года (**).

Для ускорения делопроизводства и сокращения формальностей, коими обставлена выдача дозволений на чтение публичных лекций, комисия предположила разделить все лица на два класса. К первому следует, по ее мнению, отнести имеющих ученые степени докторов или магистров и, следовательно, известных литературе - своими, изданными в свет, учеными трудами, и публике - защищением этих трудов на диспуте. Требовать от них новых доказательств их умственной способности к преподаванию было бы, кажется, излишне. Ко второму классу надлежало бы причислить всех неимеющих высших ученых степеней, как подданных русских, так и иностранцев. Комиссия полагает, что их следует обязать к представлению программы, одобренной одним из высших учебных заведений, которое может удостовериться, при рассмотрении программы и при личных объяснениях с ее подателем, что в избранном им для чтения предмете не содержится ничего противного здравому смыслу и правилам науки, и он сам настолько развит, что может связно выражать свои мысли.

Желательно чтобы, сообразно бывшим в последние года примерам, публикации уголовных приговоров в газетах и приговоры уголовной палаты о преступлениях по чтению публичных лекций обнародываемы были во всеобщее сведение посредством печати.

Подлинную подписал: И. Горлов, Н. Костомаров, В. Спасович, А. Бекетов, И. Андреевский, Н. Соколов, И. Ивановский, М. Стасюлевич.

ІІ. Проект нового положения о публичных лекциях в Санкт-Петербурге. - §1. Желающий читать публичные лекции получает на открытие их разрешение от попечителя учебного округа. §2. От лиц, имеющих ученые степени докторов или магистров, при разрешении им чтения публичных лекций требуется только, чтобы они заявили в поданных попечителю прошениях, о чем они намерены читать. §3. Лицам, не имеющим ученых степеней докторов или магистров, попечитель разрешает чтение публичных лекций не иначе, как по представлении ими подробной программы этих лекций, одобренной или университетом или, если предмет, коему посвящаются лекции, не входит в круг университетского преподавания, одним из высших местных специальных учебных заведений по принадлежности. §4. Одорение программы университетом производится следующим порядком. Желающий читать лекции представляет программу ректору университета. Ректор передает ее в надлежащий факультет. По рассмотрении ее в факультетском собрании, декан выдает ее подателю, с надлежащей на ней подписью, одобрительной или неодобрительной, подписанной деканом и скрепленной секретарем факультета, с приложением университетской печати. §5. Если податель программы не есть лицо, известное своими трудами, или если программа неясна, факультет может пригласить в свое заседание подателя, для личного объяснения относительно содержания предполагаемых лекций. §6. Совершивший преступление посредством слова, на читанной им публичной лекции, не иначе может быть подвергнут взысканию за это преступление, как на основании следствия и по суду. §7. Если преступление читавшего не ограничивается одной частной личной обидой, то следствие о нем производится обыкновенным уголовным порядком, комиссией, состоящей из судебного следователя (следственного пристава), члена от того учебного заведения, коим одобрена программа, члена от ведомства, к которому принадлежал читавший лекцию, и члена от того ведомства, которым предъявлено обвинение противу читавшего. §8. Первую инстанцию суда для дел о преступлениях по чтению публичных лекций составляет уголовная палата.

Подлинный подписали: И. Горлов, Н. Костомаров, А. Бекетов, В. Спасович, Н. Соколов, И. Андреевский, И. Ивановский, М. Стасюлевич. (С. П. В.)

(*) Ст. 13. «Ведомству уголовной палаты, как первой инстанции суда, подлежат дела уголовные в преступлении должностей, или так называемые дела следственные, а равно и дела ищущих вольности по проживательству у разночинцев и другого звания людей, не имеющих права владеть крестьянами, и о крепостных людях, проданных с противозаконным раздроблением семейств».

(**) «Дела об оскорблениях разного рода, наносимых посредством печати или иным способом опубликования, начинаются в судебных палатах и других равных им судебных учреждениях, в качестве суда первой инстанции».

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua