Архів старих газет
 ---------------------------------------------------
www.oldnewspapers.com.ua
Ціна 2гр.
 ---------------------------------------------------




По поводу спектакля 17 декабря 1862 года

17 декабря на нашей сцене кружок любителей драматического искусства давал "Грозу" Островского. Этот кружок успел вообще приобресть прекрасную и вполне заслуженную репутацию, а в особенности - выдвинуть несколько замечательных талантов. Поэтому всякий, собираясь смотреть наших любителей в пьесе Островского, был полон самых розовых ожиданий.

В "Грозе" Островский подметил новый фазис русского развития; фазис, сущность которого противоположна сущности жизни, изображенной в прежних его пьесах. Там мы видим непоколебимое господство самодурства старших, имеющее следствием или причиною, все равно, рабскую покорность и слепую бессознательную уверенность в ее необходимости со стороны младших. Там мы видим с одной стороны характеры долго бывшие подавленными, наконец вырвавшиеся на волю и потому самодурствующие; с другой - характеры подавляемые, ждущие минуту вырывания и ставящие себе целью подобную напр. желанию Петра Ильича в "Не так живи как хочется": чтоб не она на до мной, а я над ней куражился насколько душе угодно, одним словом "темное царство" по выражению Н. А. Добролюбова.

В "Грозе" уже слышится веяние какого-то нового духа. Самодурство здесь уже не так самоуверенно, оно уже начинает задумываться о своей будущности: "так-то вот старина и выводится, что будет, как старики перемрут и т. д." говорит старая Кабаниха. Лица, эксплуатируемые самодурами, уже не так безмолвны, но так безответны для доказательства этого; нечего конечно говорить об Катерине, от которой можно услышать: "Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай Бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, не удержут меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не захочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!" или о Варваре, которая после всех своих проделок, в которых нет ни на грош почтения и послушания старшим, убегает из этой душной сферы на волю с своим Ваней. Сам Тихон настолько сознает свое положение, что, клянясь матери совершенно искренно в своей преданности, любви и почтительности не может не воскликнуть: "Ах, ты, Господи", когда уж она к нему очень пристает, или, говоря с Кулагиным про поступок жены, выражается о матери: "ну да, она всему и причина".

В этом, кажется, и заключается вся идея "Грозы". Многие нападают на множество вставных лиц и сцен. Но нам кажется, что без этого "Гроза" не была б "Грозою". Ведь отвлеченно взятый характер Катерины не представляет ничего необыкновенного, а вглядевшись в окружающую ее среду мы видим, каким бы он был при другой среде и другом развитии. Необходимы такие лица как Дикой, Феклуша или Кулигин, для того, чтоб показать, что подавляет и что может быть подавлено. Ведь из таких Кулигиных выходят Уатты, да не у нас, не в среде Диких, Феклуш и др.

Прежде чем мы будем говорить об исполнении "Грозы", мы позволим себе маленькое отступление, прося за него извинение у читателя.

В одном городе любители давали "Бедность - не порок". Роль Гордея Карпыча была исполнена очень плохо; без понимания роли, без умения играть. Рецензент, разбирая спектакль, заметил это. Гордей Карпыч взбесился и, так как рецензент был еврей, то, отправляясь из точки зрения на жидов, принадлежащей гг. Аскочинским А. С., Гордей Карпыч пошел ругать рецензента за то, что он смел свое суждение иметь, а основывался между прочим на том, что : вы, как жид, не можете понимать народно-русской пьесы.

Ну теперь не опасно ли писать рецензий? Конечно, опасно. Но так как для общей пользы всякий готов жертвовать всем святым, дорогим и т. д. (кроме впрочем себя), то мы и решаемся. Уж так и быть!

Прежде всех - Катерина. Эту роль исполняла г-жа Кучинская, прославившаяся, можно сказать, в ролях Любови Гордеевны и Авдотьи Максимовны. Можно было ожидать хорошего исполнения роли Катерины. Но начало первого акта, где Катерина негодует против свекрови за взведение напраслин и за обвинение в том, что она хочет доказывать из себя иное при людях, иное без людей, вышло у г-жи Кучинской слишком хладнокровно. Ее разговор имел здесь тон светской колкости. В разговоре с Варварой, где Катерина высказывает всю поэзию своей души, весь внутренний смысл свой, г-жа Кучинская была мало поэтична, мы думаем, что везде, где нужно проявлять более или менее глубокое чувство, г-жа Кучинская совершенно ..ет, но что касается энергии, вдумчивости и сосредоточенности - необходимых свойств Катерины, то во всем этом она неудовлетворительна, потому что главными свойствами ее таланта суть нежность и симпатичность. Вот почему сцена, где Катерина разговаривает с Варварой о Борисе или где она прощается с мужем, или при последнем свидании с Борисом г-жа Кучинская была так безукоризненно хороша: от этих сцен так и веяло жизненной правдой. Эти свойства таланта г-жи Кучинской выказались особенно ярко при первом свидании с Борисом, говоря Борису про свою любовь или про потерю своей воли перед ним г-да Кучинская была в высшей степени естественна, а следовательно и хороша. А размышляя с самой собой, как она его полюбила, как он ее загубил, о том, как хорошо бы умереть, она будто резонерствовала. То же самое доказывает сцена с ключем. Нам кажется еще, что самый орган к-жи Кучинской не для роли Катерины. В голосе Катерины звучат не одни звуки любви и нежности, а и звуки горести, страданий, борьбы, поэзии. Всего этого нет у г-жи Кучинской. Доказательством этому может служить весь последний акт. Большой монолог Катерины перед последним свиданием с Борисом был то хорош, то дурен, постоянно изменяясь, смотря по смыслу слов и согласно тем основаниям, на которые мы указали. Самое начало свидания с Борисом произвело весьма слабое впечатление потому, что предыдущие ее восклицания "батюшки, скучно мне, скучно!" и др. были произнесены без достаточной силы. Но впродолжении свидания Катерина так нежна с Борисом, ей так хорошо, она так тихо блаженствует, сквозь ее видимые жалобы так слышится внутреннее счастье, что г-жа Кучинская должна была быть и была очень хороша. Конец свидания вышел не так. Когда Катерина отсылает Бориса, спокойствие, с которым она это делает, достается ей с величайшими усилиями, а г-жа Кучинская не выражала этого. К счастливым и вполне удачным сценам принадлежат сцены во время грозы и грозных явлений барыни и сцена признания Катерины. Этот страшный испуг, это глубокое чувство отчаяния и раскаяния, эта победа житейских тенденций над естественным влечением, так были трагически выражены, что невольно заставляли прощать все остальное. А были иные, очень плохие места: напр. там, где Катерина в выражении о смерти "мы ее кличем, а она не приходит" высказывает всю свою печаль и отчаяние, г-жа Кучинская выразила что-то вроде досады. В дополнение к этому заметим, что г-жа Кучинская вероятно гораздо лучше исполнила бы многие места из своей роли, если б роль Бориса имела сколько-нибудь сносного представителя. А то г. Чудинов так не понял своей роли, что сделал ее мелодраматическою, вместо того, чтобы представить в ней человека слабого характера, склоняющегося перед высшей натурой и обожающего ее.

Что сказать о Тихоне? Ничего нельзя сказать не в пользу г. Орлова. Он понял роль по своему и своей точки зрения на нее исполнил ее превосходно. Можно не признать в характере Тихона некоторых оттенков, приданных ему г. Орловым, но насчет исполнения нельзя не сказать ни одного слова. Мы, например, не признаем в характере Тихона той плутоватости, которую ему придал г. Орлов в сцене прощания с матерью и научения жены порядку. Мы, например, не признаем также в характере Тихона стольких драматических элементов, сколько придал ему г. Орлов. Но больше ничего. Г. Орлов лучше всех исполнил свою роль и рядом с ним можно поставить только одного г. Велинского, артистически исполнявшего роль Кудряша. Только жаль, что у него с Варварой пропала песня. "Гуляй млада до поры" и т. д. Составляющая апофеоз художественнсти всей сцены свидания, отличающейся вообще глубокою, вполне народною поэзиею. Кстати скажем уж и про Варвару. Этот железный характер, временно показавшийся военному положению, в которое поставили его окружающая среда, не пренебрегающий никакими военными хитростями и прекращающий свое положение внезапным coup détat, вышел довольно бледным. В игре г-жи Варравы он сбился на тип субретки французских водевилей.

Г-жа Степанова прекрасно исполнила роль Кабанихи. Ее игра выразила всю массу предрассудков, выраженных в повиновении старшим и нескольких ловко признанных афоризмах; в предании и рутине авторитета и стеснения воли; приписывании воле того, что составляет следствие неволи (кутежи Тихона, любовь Кати) и тяготеющих над развитием молодого поколения. Жаль только, что г. Степанова была слишком развязна для своей роли. Кроме того некоторые отдельные места, например когда Тихон рыдает над трупом Катерины, а мать ему говорит: "полно! По ней и плакать-то грех". Это место, говорим мы, выражающее столько разнородных чувств, ... у г-жи Степановой. Г. Каменский безукоризненно сыграл роль Дикого. Самодур, в полном смысле слова, проглядывал в малейшем его слове или движении.

Г. Воскресенский отличается отсутствием игры и превосходной дикцией, что он показал особенно ясно в роли Мити в "Бедность - не порок". Роль Кулигина нам кажется он не хорошо понял. Кулигин, благородный мечтатель, негодует на окружающих его, а не сожалеет их, как делал г. Воскресенский. От этого некоторые места вышли очень плохими, например когда Тихон рассказывает ему, как Борис молчал, когда его ругали, и только просил, чтобы Катерины не обижали. Кулигин выражает все свое сочувствие к Борису, сожаление о нем и негодование против людских порядков, приведших к таким результатам, своей фразой: "хороший он человек, сударь", а г. Воскресенский выразил как будто свое мнение о Борисе.

После "Грозы" давали водевиль "Утро вечера мудренее". Об нем долго нечего говорить, он, как все подражания французским водевилям, принадлежит к тому роду изящных произведений, в которых нет ничего ни изящного, ни остроумного, но которые, смеша многих, нравятся. Г. Красковский как-то особенно кривил рот, полагая вероятно в этом бездну комизма. Тот самый г. Чудинов, которому так не удалась роль Бориса, был очень хорош в роли чиновника Точки "по Сеньке и шапка", а та самая г-жа Локоткова, которой так не удалось в роли Феклуши, этого типа заразы нашего простонародия, была очень хороша, т. е. смешна в роли Амалии Петровны. Вот и всего. Ступай водевиль!

Л. Куперник.

Copyright 2010-2015 oldnewspapers.com.ua
pressaxix at gmail dot com
 designed in Happines.in.ua